Большой космос

Увидишь. Здесь всего одна школа, которая давно уже слишком велика для оставшихся детей… Свете, — оборвал он себя, — у меня порой складывалось впечатление, что люди узнают меня. Как будто видели раньше или кто-то рассказывал им обо мне. Не представляю, кто бы мог это сделать. Но вели они себя, как последние ослы: орали, умоляли не забирать их с собой. Куда и как я могу их забрать? Непонятно. Однажды мне предложили целую кучу золота. Интересно, как бы я унес его, если даже собственный живот для меня непосильная ноша? А то, что мне предлагали женщины, вообще лишено смысла, впрочем, здравым смыслом эти существа никогда не отличались.

—     Вон туда, — он ткнул пальцем, — видишь большой парк?

Большим парком оказалась огромная территория, сплошь по­крытая зеленым ковром травы и купами деревьев. Свете сразу вспомнил джунгли, где он ловил броненосца. Только джунгли не были такими ухоженными. И среди этого облагороженного буйства зелени кое-где виднелись белые строения.

—    Вон то длинное здание — зоопарк. Животные, конечно, дав­но вымерли. Остались только созданные людьми механические ко­пии. Видишь, белые полосы на траве? Это спортплощадка. Держись правее. Нам нужен двор школы младшей ступени.

С высоты Свете увидел гуляющих на школьном дворе маленьких детей, их было немного и играли они мало. Большинство детей крайне истощены, их уродство заметно даже с такого расстояния. Среди маленьких уродцев Свете заметил ребенка лет девяти, ко­торый походил на маленький живой скелетик.

—     Ну-ка, остановись, — приказал Рейнольде, — и открой люк.

—     Нет! — Свете вдруг все понял.

—    Открой люк, — снова повторил Рейнольде и направил на Светса ружье. Пришлось подчиниться. Когда Рейнольде подошел к открытому проему, Свете прыгнул ему на спину, но парализо­ванная рука сыграла с ним дурную шутку. Удар прикладом в челюсть отбросил Светса вглубь капсулы, в глазах вспыхнул фей­ерверк.

Когда Свете пришел в себя, Рейнольде стоял в проеме открытого люка. Свете с трудом встал на колени.

Рейнольде выстрелил. Свете, вытянув здоровую руку, пополз к нему.

Еще один выстрел вниз. Потом Рейнольде заметил угрозу и, резко обернувшись, вскинул ружье.