Большой космос

Можешь мне поверить. Я видел массу альтернативных вариантов будущего: и рай земной, и вторжение пришельцев из космоса. А однажды я встретил даже разумных слонов. В твоем времени я тоже бывал, — сказал Рейнольде с какой-то горечью. — Там я выучил ваш язык, а заодно вволю налюбовался, как вы загадили мир, мной же для вас и созданный.

—     Что?

—    А то! Вы испакостили, отравили, уничтожили все, кроме самих себя. Да еще эта дрянь, которую вы едите…

—    Это не дрянь, а питательные дрожжи.

—     Питательные дрожжи?! Я знаю одно коротенькое словечко, которое точнее определяет эту субстанцию. Скажу честно, не очень- то приятно смотреть, как люди изрыгают эту массу.

—     Какую массу?

—    Я часто двигался назад по времени — пытался проско­чить в заклятый семнадцатый. И тогда жизнь вокруг шла, как в фильме, пущенном наоборот, в обратном порядке. Это до­вольно забавно. Терпеть не могу машины, которые идут в далекое будущее. Потом очень трудно вернуться к оживленным трассам. Что делать, приходится рисковать. Ведь всегда есть хоть маленькая вероятность на обратном пути попасть туда, куда мне нужно. В этом случае мне оставалось бы только остановить машину и выбраться из нее. А за проезд ведь уже давно уплачено, верно?

—    Постойте, — перебил его Свете, — я что-то не понимаю. Как расплачиваться?

—    А… Ты ведь не выглянул наружу. Посмотри, — и он указал себе за спину. Первый раз за все время с момента остановки Свете отвел взгляд от Рейнольдса и увидел…

Хронокапсула покоилась на обширной равнине, покрытой черным, оплавленным стеклом. Ни травинки, ни кустика. Ров­ная, как стол. А вдали, закрывая горизонт, высилась неровная стена. Место, где они находились, чем-то напоминало лунный кратер.

—    Это ваш мир?

—    Да, здесь я дома.

—     Мне такой дом не по душе.

Рейнольде снова глухо рассмеялся.

—     Мне тоже. Однако он почище твоего. Знай я, что вы унич­тожите все живое, отравите и изгадите всю Землю… Впрочем, я думаю это поправить.

—    Что поправить? У вас есть дом, вот он, за стеной.