Большой космос

И рычаг он держал увереннее. +132… +133… +134…

Призрачная фигура мгновенно уплотнилась, стала вполне ма­териальной, и рычаг с легким щелчком переместился в положение «стоп».

Призрак, теперь это был настоящий скелег, спрыгнул с пульта управления и направился к Светсу, удовлетворенно потирая руки.

От ужаса Свете зашелся в крике, пытаясь вжаться в стену капсулы, закрыв лицо руками, а когда почувствовал на своем плече прикосновение сухой костлявой руки, завыл от ужаса. Ко­стлявые пальцы дотронулись до его руки. Со сдавленным воплем Свете рванулся к лежащему рядом пистолету, но существо реши­тельно и быстро пресекло эту попытку, с невероятной быстротой схватив пистолет.

Свете скорчился на полу и ждал неминуемой смерти. Послы­шалось какое-то шуршание и безжизненный рокочущий голос про­изнес:

—    Ну ладно, полежал, и хватит. — Жесткий кулак ткнул Свет­са под ребро. Он перекатился на спину и открыл глаза.

Обстоятельства складывались из рук вон плохо. И даже хуже. Призрачная фигура, материализовавшись, превратилась в двигаю­щийся скелет. И теперь этот скелет стоял, откинув с головы ка­пюшон и сжимая костяшками пальцев ультразвуковой пистолет. Вместо лица — оскал голого черепа, из провалов глазниц на Светса смотрели внимательные глаза.

—     Ну, чего уставился? — спросил скелет.

Вопрос был задан на родном языке Светса. Правда, звуки, издаваемые безгубым ртом скелета, были несколько невнятны, но в общем понять можно.

Скелет пристально следил за каждым движением Светса и вдруг по-идиотски захихикал.

—    Готовишься к смерти? Правильно: люди видят меня только перед смЬртью.

—    Нет, — только и смог прошептать Свете. Горло его сжимал животный ужас, а ноги судорожно дергались, словно пытаясь про­бить стену хронокапсулы.

—    Тогда перестань пялиться на меня! Я не виноват, что так выгляжу. Это все радиация. — Скелет неуклюже переступил с ноги на ногу, потом спросил: — Как тебя зовут?

—     С… С… Свете.

—    Очень приятно. Позвольте представиться: доктор физики На­таниэль Рейнольде, первый путешественник во времени, — цере­монно произнес скелет. — И мне нужна твоя машина, — уже грубо добавил он.