Большой космос

Я видел его своими глазами и твердо уверен в обратном.

—    Давай-ка сначала поймаем, а потом уже будем выяснять. Свете, нам просто необходим громкий успех, и как можно скорее! Мы сейчас же отправляемся за призраком.

—     Мы?! Я?! Ну уж, дудки! Не желаю!

—    Надо, мой мальчик. — Ра-Шен похлопал Светса по плечу. — Давай немного порассуждаем…

Гравитация в капсуле вела себя совершенно непредсказуемо, подчиняясь только ей ведомым законам.

«Пора бы уж мне привыкнуть», — подумал Свете. Он ненавидел сам процесс перемещения во времени, и каждый раз, отправляясь в Прошлое, через силу заставлял себя войти в хронокапсулу. Если бы удалось привыкнуть к изматывающим скачкам гравитации, он, возможно, и выбросил бы из головы мечты о другой работе. Впрочем, в последнее время его хоть не тошнило.

«И как только он умудряется уговорить меня?!»

Движение хронокапсулы замедлилось, сила тяжести уменьши­лась, потом понемногу вернулась к нормальному уровню. Счетчик относительного времени замер на отметке «минус семьсот четыре», то есть семьсот четвертый год Доатомной Эры, почти семь веков до первого ядерного взрыва. Сквозь прозрачную оболочку хроно­капсулы Свете смотрел на окружающее его буйство красок и жизни. Он прибыл в южноамериканские джунгли, в то самое место, где недавно поймал броненосца.

Как и тогда, Свете надел шлем-маску, отключил систему кон­диционирования и настеж распахнул люк, чтобы наполнить капсулу воздухом Прошлого.

Прошлый раз призрак появился в капсуле около двадцатых годов Послеатомной Эры, и если он действительно проник в капсулу из того времени, то мог бы задохнуться в атмосфере доиндустри- альной эпохи.

На всякий случай Свете снял с крепления на стене ультразву­ковой пистолет. Ультразвук менее материален, чем снотворные кристаллы и, по мнению специалистов Института, более эффективен против призраков.

Свете захлопнул люк капсулы и перевел рычаг управления в позицию возвращения.

Фактически хронокагтеула не имела автономного управления движением во времени, только контрольные системы, ^’правление осуществлялось основной машиной в Институте. Возвращение целиком и полностью зависело от операторов. Все режимы предыдущего возвращения были подробнейшим образом записа­ны, и операторы машины должны провести хронокапсулу по линии времени в точном соответствии с записью.