Большой космос

Оно уникально. Вы ни разу не впали в противоречие. — Он продолжил более серьезно: — Я пони­маю, что вам понадобилась немалая решимость, чтобы прийти ко мне. Я думаю, мы поладим, мистер Гордон, так как я чувствую, что подсознательно вы отдаете себе отчет в том, что все эти видения Звездных королевств, Туманностей и прекрас­ных принцесс являются лишь фантомами, болезненными по­пытками вашего разума уйти от повседневной рутины этой действительности,’ постылой и монотонной, как вы правильно сказали. Предупреждаю, могут быть тягостные для вас моменты, но я вас заверяю, что беспокоиться не о чем. То; что у вас не было видений такого рода уже давно, — прекрасный сим­птом. Если это возможно, я хотел бы вас видеть у себя… ну, два раза в неделю…

—    Нет проблем.

Прекрасно. Мисс Финлей запишет дни посещений. А вот номер моего личного телефона. — Он протянул Гордону свою визитную карточку. — Если это когда-нибудь повторится, звоните мне тотчас же, в любое время!

Он горячо пожал руку Гордону.

Несколько минут спустя Джон уже оказался на улице под мелким и частым дождем. Он был полон отчаяния. Утешало только то, что Кеог поверил ему и разговор с ним вселял надежду: общими усилиями им удастся расставить все точки над «i». Это было со­вершенно необходимо для Гордона, как целительная операция, только… без анестезии.

После ухода Гордона Кеог, пока все было свежо в памяти, продиктовал на магнитофон все, о чем ему поведал пациент. Этот случай казался ему уникальным и достойным специального иссле­дования.

Два раза в неделю Гордон приходил к доктору Кеогу, отвечал на его вопросы, описывал в деталях свои видения и под умелым, чутким руководством врача начал относиться к ним более трезво. Мало-помалу он и сам начал разбираться в побуди­тельных причинах и тайных пружинах, которые управляли его сознанием. Скучная работа, в которой он не мог сполна себя выразить, а также подспудная мечта о славе и могуществе и неприятие этого холодного и жестокого мира каким-то хитро­умным способом обкрадывай, унижали Гордона, и тому хоте­лось покарать своего палача, подавлявшую его обыденность. И недаром Кеога так удивлял, если не сказать — поражал самозабвенный рассказ Гордона о Разрушителе пространства, оружии непостижимой мощности, которым воспользовался Гордон в Великой битве против Лиги Темных Миров.