Большой космос

Воздух промышленного мира, которым Свете дышал всю жизнь.

И Свете возненавидел его.

Свете возвращался домой.

Сложив на груди тонкие руки, он лежал неподвижно, изогнув­шись в дугу, притиснутый центробежной силой к вогнутой стенке хронокапсулы, и терпеливо ждал окончания временного скачка. Иногда он бросал взгляд на пульт управления и рычаг возвращения капсулы, замерший в положении «от себя». Счетчик относительного времени чуть слышно щелкал: — 41… — 40…

Гравитация черт знает что творила в капсуле с путешествен­ником. Сейчас Светсу стоило бы немалого труда дотянуться до пульта управления. Но это было и ни к чему. Приемная камера машины времени в Институте Темпоральных Исследований на­строена на постоянную пространственно-временную связь с хроно­капсулой и, случись что, легко вытянет ее без вмешательства исследователя, в автоматическом режиме.

Маленький броненосец, ради которого Светса отправили в Про­шлое, находился в транспортном контейнере, прикрепленном к противоположной стене. Зверюшка ни разу не пошевелилась с тех пор, как ее поразил кристалл наркотизатора.

Счетчик относительного времени пощелкивал, отсчитывая годы: +16… +17… +18.

Очередной скачок гравитации неприятной дрожью отозвался в каждой клеточке. Впечатление было такое, будто он ехал в ста­ринном колесном экипаже по разбитой дороге. Лежа на спине, Свете старался по возможности не обращать внимания на неудоб­ства, ведь всего через несколько часов независимого времени он будет дома.

Над пультом управления появилась легкая дымка.

Свете принюхался. Воздух, как ему и надлежало, был насыщен оксидами углерода, азота, сернистыми соединениями и вообще всем тем, чем должен быть насыщен воздух индустриальной эпохи, привычный Светсу с детства.

Он протер глаза, но дымка не только не исчезла, а наоборот, становилась все гуще и гуще. Странная это была дымка: она не поднималась над пультом, не растекалась в стороны, а собиралась перед панелью управления, сгущалась. И скоро Свете различил немного размытую фигуру, похожую на человека в плаще с ка­пюшоном. Прозрачная, костлявая рука призрака потянулась к ры­чагу на пульт управления и — дернула его.

Рычаг контура прерывателя!

Свете с трудом сел. Голова кружилась, попытка встать на ноги успехом не увенчалась, и он плюхнулся на пол.