Большой космос

Раз вы оказались здесь, значит, сущест­вуют тысячи и тысячи альтернативных миров, каждый х:о своей историей. Представьте, что вы попадаете в период умирания ци­вилизации или во времена кризиса. А у нас вы почетный гость. Да и мы узнаем от вас много полезного. Одна машина времени чего стоит…

Свете понял, что решение Роки окончательно, и менять его он не собирается. Но навсегда остаться в этом мире…

—    Я уже говорил, что пользы от меня мало. Я не техник, не механик, не знаю, как и что делается. Кроме того, технологии моего мира вряд ли вам подойдут. Подавляющее большинство ци­вилизаций прошлого развивали свою энергетику на использовании нефтепродуктов и пластиков. А это связано…

—    Но даже значительные запасы нефти и газа рано или поздно кончаются, и у вас наверняка есть разработки каких-то принцг- пиально новых источников энергии, — настаивал Уорел.

Желтые глаза Роки буквально буравили Светса.

Вы говорите о контролируемой термоядерной реакции? Реакции синтеза водорода? Но я не знаю, как это делается! — закричал Свете. — Я абсолютный профан в физике плазмы!

—     Физике плазмы? Что это такое?

—    Кажется, это использование электромагнитных полей для управления высокотемпературным ионизированным газом. У вас есть что-нибудь подобное?

—     Пока нет, но уверен, что вы сможете нам хоть немного помочь, хотя бы намекнуть. У нас уже есть устройства, синтези­рующие тяжелые элементы, у европейцев они тоже есть, но это мы обсудим позднее.

Роки встал. Его пальцы крепко сжали руку Светса, а острые черные ногти больно впились в кожу.

—     Подумайте как следует, Свете, — сказал он. — Конечно, вы совершенно свободны, можете ходить, где вздумается, и выходить из дома. Но лучше не делать этого без сопровождающего. Пони­маете, тролли… Не стоит рисковать.

Свете вышел. В голове — звенящая пустота, на душе — раз­дражение и злость: ясно, что волки не хотят отпускать его ни под каким видом.

—    Свете, я так рада, что ты остаешься с нами, — оживленно щебетала Рона. — Ты мне нравишься, и я уверена,, что ты при­выкнешь у нас. Давай я покажу тебе дом.

Они спустились на первый этаж.