Большой космос

Три года назад Лошадь повредила систему управления хронокаисулы. Поломку устранили, но, как видно, не совсем, и капсула соскользнула в сторону от нужною потока времени, вместо тою чтобы двигаться вдоль нею. Я попал в альтернативный мир, где эволюционировали волки, а не при маты. Хотелось бы надеяться,
что
я CMoiy покинуть этот мир и вернуться домой.

Он оглядел присутствующих.

—    Вы могли бы мне помочь. Какое-то чудовище захватило мою хронокапсулу…

—     Вот вы все время говорите «хронокапсула». А что это такое?

—    Это часть машины времени, которая непосредственно и пе­ремещается по временным поюкам. Помогите мне освободить ее от чудовища.

—     Ну конечно, ответил Уорел.

Но Роки прервал его:

—    А я думаю иначе. И пожалуйста, Уорел, не лезь вперед старших. Мне кажется, — он обратился к Светсу, — мы окажем вам плохую услугу, если выгоним чудовище из хронокапсулы. Ведь вы попытаетесь вернуться домой, не так

ли?

—    Несомненно!

—    Но тоща существует слишком большая вероятность, что вы заблудитесь еще больше. И неизвестно, повезет ли вам еще раз. А в нашем мире вы можете дышать и, надеюсь, питаться. Ведь мы выращиваем растения для питания троллей, и вы сможете приспособиться к их пище.

—    Вы меня не поняли! Я не могу остаться у вас! Я — ксенофоб.

Роки нахмурился:

—, Что?

—    Я испытываю страх перед разумными существами, которые не являются людьми. И тут уж ничего не поделаешь — это у меня в крови!

—    О! Это не страшно. Мы поможем вам избавиться от глупых страхов.

Свете переводил взгляд с одного мужчины на другого. Он уже разобрался в их старшинстве. Голос Роки звучал громче и уверенней, он выглядел крупнее, а белые волосы на голове образовывали что-то вроде львиной гривы. Уорел даже не пытался отстаивать свое мнение. Что же касается женщины, то она вообще не проронила ни слова с тех пор, как Свете перешагнул порог этой комнаты. Бесспорно, Роки — глава семьи, и он не хочет отпускать Светса. Однако Свете не намерен был сразу сдаваться.

—    А воздух? — спросил он.

—    Что воздух?

—    Я должен был бы умереть от здешнего воздуха в течение двух часов.