Большой космос

Я… — Свете запнулся. Не мог же он сказать, что пойманный им волк неизвестно почему вдруг обратился в человекообразною кровожадного мон­стра. — Он ударил меня по лицу. Я не могу с ним справиться голыми руками. У тебя в доме нет тяжелого ружья?

—    Какое смешное слово! Нет, думаю, у нас в доме нет того, что ты называешь ружьем. Входи, входи же. А что, тролли тебя не обидели?

Она взяла его за руку, втащила в дом и захлопнула дверь.

—     Тролли? — не понял Свете.

—     Какой ты странный! — засмеялась она. — Ты так странно выглядишь! И так странно пахнешь. И двигаешься ты тоже странно. Я и не подозревала, что в мире есть такие люди. Ты, наверное, издалека?

Свете почувствовал приближение обморока, но справился с этим состоянием.

—     Как тебя зовут? — спросил он.

—     Рона. — Она улыбнулась спокойно и открыто. Странность всего происшедшего и необычный вид гостя, казалось, ничуть ее не беспокоили. Впрочем, на его взгляд, она тоже выглядела непривычно: очень белая кожа, густые белые волосы, как у столетней старухи; слишком широкий и плоский нос сделал бы безобразной любую девушку Индустриальной Эпохи; слишком крупные черты лица и большие подвижные уши. И глаза. Большие, широко расставленные, они делали ее лицо привлекательным… Честно говоря, она даже нравилась Свет-

су-

Улыбалась она доброжелательно, хотя, может статься, и слишком широко, а мягкое пожатие руки было дружеским и ободряющим. Правда, ногти на руках слишком длинные и острые, но ведь это такая мелочь по сравнению с чувством теплоты и дружеского участия, которое исходило от нее.

—     Ты должен отдохнуть, — сказала она. — Мои родители встанут по крайней мере через час. Потом мы решим, как тебе помочь. Пойдем, я отведу тебя в комнату для гостей.

Свете последовал за ней через большой зал, середину ко­торого занимал огромный прямоугольный стол и два ряда стульев с высокими спинками. На противоположном конце зала— большая печь, а па столе стояло блюдо с… Нет, Свете не мог бы сказать, что это такое. Конические предметы величиной с руку крупного мужчины. На широком конце каждого предмета выделялось белое пятно.