Большой космос

Нет, просить о помощи нельзя — кто ему поверит? Да и чем могут ему здесь помочь? Придется самому искать неисправность. А времени оставалось все меньше и меньше…

Хронокапсула стояла невдалеке от Светса на живом ковре из травы и цветов. На ближней стене темнел проем люка, а другая, противоположная стена, казалось, расплывалась в пространстве. Это говорило о том, что хронокапсула все еще связана с основной машиной времени в 1103 году Послеатомной Эры, хотя эта связь и незрима.

Свете не решался войти в отравленную атмосферу капсулы. Необходимо каким-то образом вывести из строя всю систему кон­диционирования, нагнетавшую отравленный воздух, потом задер­жать дыхание и…

Воздух в капсуле оказался нормальным, вполне пригодным для дыхания. Свете остановился на пороге люка и потянул носом. Да, все в порядке. Похоже, кондиционер не выдержал, работая при открытом люке. Свете приободрился: теперь не придется ломать всю воздушную систему. Он смело вошел в капсулу и только тут вспомнил о пленнике.

Транспортный контейнер был пуст. За спиной послышался шо­рох, Свете обернулся и увидел чудовище: густая шерсть дыбом, свирепо сверкающие желтые глаза, вытянутые вперед, к его горлу, когтистые руки…

На землю опустилась ночь. На востоке уже показались звезды, хотя на западе небо оставалось еще темно-багровым. Поднималась полная луна. Густой воздух насыщен необычными, чужими аро­матами. Спотыкаясь и падая, всхлипывая и проклиная все на свете, Свете поднимался к дому на холме, чувствуя, как капля за каплей вместе с кровью силы покидают его.

Вблизи дом оказался большим и старым, размером со стандар­тный двухэтажный городской блок; он широко раскинулся на вер­шине холма. Казалось, строил этот дом какой-то сумасшедший архитектор, руководствуясь исключительно собственными прихотя­ми, меняющимися каждую минуту. Окна обоих этажей забраны ставнями с металлическими накладками, а входная дверь поражала размерами: не менее двадцати футов высотой с большой металли­ческой ручкой.

Свете обеими руками ухватился за эту ручку и налег всем телом, но дверь даже не шелохнулась; Он даже застонал от бессилия: ни звонка, ни глазка, ни одного приспособления, с помощью ко­торого извещают хозяев о приходе. Да и обитаем ли вообще этот дом?