Большой космос

В результате появился совершенно немыслимый, но жизнеспособный гибрид. Уошпортер вовремя закончил работу: вскоре выведенная им порода осталась единственной на Земле, поскольку только эти собаки смогли дышать воздухом Индустри­альной Эры, насыщенном углекислым газом, азотистыми соедине­ниями, парами бензина и серной кислоты.

В Зоопарке собаки содержались за стеклом только потому, что хозяева — выжившие люди 1100 года Послеатомной Эры — не любили и боялись животных.

Волки и собаки… Интересно, могли быть волки прародителями собак? Свете еще раз взглянул на спящего пленника. Честно говоря, он не смог бы сказать определенно, нравятся ему собаки или нет. В Зоопарке они скалили зубы и рычали на людей, а когда к вольерам подходили дети, виляли хвостами и дружелюбно повиз­гивали. Но ведь здесь, в капсуле, не собака, а волк, пусть даже спящий…

Свете содрогнулся. Больше всего он не любил путешествовать вот так, один на один со странным, зачастую даже опасным жи­вотным. Он хорошо помнил возвращение из своей первой экспе­диции, когда пойманная лошадь изуродовала панель управления хронокапсулой. А последняя экспедиция закончилась тем, что ею лягнул страус и сломал четыре ребра.

Волк беспокойно зашевелился во сне. Свете пригляделся: похоже, с пленником что-то происходит. Неуловимо изменился его облик; вроде бы морда раньше была короче, передние лапы удлинились, а задние стали толще. Или все это только казалось?

И вдруг Светса охватило удушье, раздирающее легкие и гасящее сознание. Рефлекторно он схватил шлем-маску и бросился к кон­трольной панели…

Свете вывалился из люка. У него хватило сил отойти на три шага в сторону и он упал, потеряв сознание. Из открытого люка вырывался отравленный воздух, и зеленая трава вокруг сраву по­желтела.

Свете лежал там же, где упал. Его рвало. В промежутках между спазмами он со всхлипами вдыхал чистый воздух, всем существом тянулся к этому воздуху; ни живой зеленый ковер под ним, ни странная местность вокруг — ничто не волновало его. Одна мысль лишь билась в мозгу: по неизвестной пока причине система жиз­необеспечения пыталась его отравить, и судя по самочувствию, это почти удалось.

Придя немного в себя, Свете попробовал разобраться в проис­шедшем.