Большой космос

Лианна, видимо, тоже вспомнила о Сером, так она вдруг по­бледнела.

—     Ударив по графам, мы и выясним, кто стоит за ними, — вставил другой советник. — Я разделяю мнение Абро.

—     Мне кажется, вы забываете, — осадила его Лианна, — что графы пока союзники Империи.

—     Положим, как союзники мы более верны и надежны, — с гордостью добавил Абро.

Лианна наклонила голову:

—     Согласна. Однако мы не можем атаковать Границы Внешнего Космоса, предварительно не обсудив наши планы с Трооном.

Гордон видел, что их это покоробило. Как и большинство обитателей небольших звездных королевств, они страдали не­померно раздутым самомнением, и одна мысль о зависимости от кого-то их уже возмущала. Но Империя — это Империя, ей нет равных в Галактике, в ее подчинении — невообразимое число звездных миров, группирующихся вокруг гигантского Канопуса.

Не обращая внимания на недовольный ропот членов Совета, Лианна объявила:

—     Я решила послать в Троон Коркханна в сопровождении Джона Гордона.

Сердце бешено заколотилось в груди Гордона. Троон! Он снова увидит Троон! И принцесса так доверяет ему!

Абро горячо запротестовал, и Астус Нор, старейший член Совета, встал, окинул Гордона долгим, меряющим взглядом, затем обра­тился к Лианне:

—     Ваше Высочество, не нам судить, не ошибаетесь ли вы в выборе фаворитов, но когда они начинают совать свой нос в го­сударственные дела, мы обязаны решительно сказать, и мы говорим: нет!

Лианна тоже поднялась, устремив на почтенного старца испе­пеляющий взор, но тот не отвел глаз.

Коркханн, чтобы снять наступившую напряженность, даже не дал принцессе заговорить, но сделал это с таким тактом и тонкостью, что никому в голову не пришло бы обвинить его в неслыханной дерзости.

—    С вашего разрешения, Ваше Высочество, я хотел бы ответить присутствующим.

Он обежал пронзительным взглядом хмурые, враждебные лица советников.

—     Вы, кажется, не раз убеждались, что я обладаю некоторыми неординарными способностями и редко ошибаюсь в оценках ситу­аций и прогнозах.

—     Ближе к делу, Коркханн, — проворчал Астус Нор.