Большой космос

По их плану, это время отпущено Зеере на то, чтобы скопировать автомобиль, загрузить копию и оригинал в грузовую хронокапсулу и дать сигнал готовности.

По залу пронесся звук рвущейся материи. Сигнал! Значит все идет как задумано. Сняв копии, Зеера должна продвинуться на шесть часов вперед, захватив с собой одну копию и оригинал автомобиля Форда. Это исключало малейшую вероятность встречи Зееры №1 и Зееры №2. К чему создавать новые парадоксы? Ко­нечно, существовала опасность, что какой-нибудь ненормальный, проснувшийся ни свет ни заря, заметит Зееру №2. Приходилось рисковать, ведь другого выхода они не видели. Впрочем, риск не так уж и велик. Подумаешь, какой-нибудь псих будет рассказывать о сверхъестественных событиях в лаборатории. Кто ему поверит? Главное — вернуть Форду его автомобиль.

Рух, видимо, уже закончила свою трапезу; от слона остались только воспоминания. Свете, стоя у пульта управления машиной времени, наблюдал, как она снижалась и росла на глазах, пока не закрыла собой, казалось, всю вселенную.

Словно ураган пронесся над Институтом, когда птица опу­стилась неподалеку от здания Центра, подняв тучи пыли. Рух наклонилась над стеклянной крышей машинного зала, и лоб Светса покрылся холодным потом, когда на него уставился огромный желтый глаз.

«Эта тварь узнала меня, — обреченно подумал он. — Память страуса досталась этому чудовищу! Был же у нас такой милый спокойный страусенок, чего мне еще не хватало! Лучше уж синица в руках, чем журавль в небе!»

Древняя пословица как нельзя более подходила к сложившейся ситуации, правда, приобрела она несколько иной смысл…

Страшной силы удар потряс здание Центра, и с потолка посы­пались осколки стекла. Свете от неожиданности присел и глянул наверх. В крыше здания образовалась большая дыра, которая по­немногу увеличивалась под могучими ударами клюва. Одна радость: здание построено из прочных материалов, а огромная, по меркам Светса, дыра была пока маловата для птицы Рух.

На пульте вспыхнули три красных индикатора, и Свете бросился к приборам. Несколько манипуляций тумблерами и кнопками — цвет сменился на зеленый. Все. Зеера возвращалась домой, и всю заботу о ней теперь взяли на себя автоматы. Дело сделано, и все прекрасно, если только не считать жаждущей мести птицы на крыше.