Большой космос

Остатки стен клетки, словно картон­ные, ломались под ударами клюва и когтистых лап птицы. Зеера потянула Светса за рукав.

—     Пойдем. Если она и выберется из Зоопарка, это ерунда: как только мы все сделаем, атмосфера восстановится, и это чудище сдохнет.

Не обращая больше внимания на грохот и птичьи крики, они почти бегом вернулись к пульту управления машиной времени: предстояла сложная работа по переброске грузовой хронокапсулы в Прошлое на несколько часов раньше, чем в мастерской Форда появится Зеера №1, как для простоты они решили обозначать двойников.

Свете обернулся. Пока они готовили оборудование к работе, птица Рух выбралась из развалин клетки и теперь пыталась взле­теть. Огромные крылья хлопали, как паруса на ветру, а темная, точно грозовая туча тень птицы легла на здание Института. Взмах крыльев — и птица в воздухе!

Снизу Свете рассмотрел, что в когтях ее билось что-то живое.

—    Она схватила слона! — в ужасе закричал он.

Вообще-то Свете не любил животных, но этого серого гиганта

ему почему-то стало жаль, к тому же только сейчас он осознал, какую силу они выпустили на свободу.

Что там еще случилось? — Голос Зееры отвлек его от кош­марного зрелища. — Торопись, Свете, капсула готова, дело только за тобой!

Последние штрихи, последние данные в компьютер машины времени и… Старт! Воздух с негромким хлопком заполнил пустое пространство, где мгновение назад стояла хронокапсула. На чью- либо помощь рассчитывать не приходилось: весь обслуживающий персонал был в бессознательном состоянии, и случись малейшее отклонение в режиме работы машины, Светсу ни за что не спра­виться с наладкой. Он мысленно благодарил создателей этой слож­ной машинерии: автоматика работала надежно, без сбоев, и он вполне справлялся один, перебегая от одного прибора к другому, следя за их работой и по мере надобности внося необходимые поправки.

Время от времени Свете поглядывал на улицу. Птица Рух уже поднялась высоко в небо. Она была хорошо видна — словно боль­шая грозовая туча нависла над горизонтом. И из этой тучи дождем падали обглоданные кости и кровавые куски мяса — там в вышине птица рвала на части тушу слона, утоляя голод.

Стрелка секундомера на пульте управления ползла катастро­фически медленно, отсчитывая двадцатую минуту пребывания Зе­еры в прошлом.