Большой космос

Попробуем здесь обойтись без тебя.

Ра-Шен отключился.

—    Я бы не решилась на столь категоричное заявление, — ска­зала Зоотехник, не отрываясь от работы.

—     Что-нибудь не так? — Сердце Светса тревожно сжалось.

—     Нет, пока все идет как надо.

—    А перья? Так тоже надо?

—     Конечно. Посмотрите, вместо перьев все тело покрывается пухом. Ваш страус превращается в птенца, но в птенца своего прародителя. И если прародитель размером не больше индюш­ки, то эта птица скоро станет даже меньше, чем птенец страуса.

—     И что дальше?

—    Дальше? Она утонет в собственном жире.

—    Кошмар! Ведь мы даже не взяли у этого страуса клетки для клонирования. Может, сейчас?

—    Сейчас уже поздно, изменился генотип. Посмотрите, как интересно. Его ноги не кажутся уродливыми или слишком боль­шими. Изменились не только ноги.

Страус, лежавший на ковре из собственных перьев, теперь по­ходил на надувную игрушку, короткие толстые ноги торчали из желтого шара, в который превратилось тело птицы. Костяк его стремительно уменьшался, уменьшалась и мышечная масса, а все лишнее обращалось в жир.

—    Сейчас он в самом деле похож на цыпленка, — усмехнулась Зоотехник.

—    Похож, но какой-то уж слишком крупный цыпленок. У меня такое ощущение, что из этого птенчика вырастет нечто грандиозное.

Свете к стыду своему никак не мог вспомнить, а скорее и вовсе не знал, как ее зовут. Он чувствовал себя очень неловко, но спросить… нет, лучше закончить все побыстрее — ив Центр.

Женщина выпрямилась и, глядя на страуса, вернее на то, что недавно было страусом, спросила:

—    Свете, а вы знаете, где хранится базовый запас дрожжей для Зоопарка? Нужно срочно доставить их сюда.

—     Конечно, знаю. Но куда торопиться?

—    Питание желательно доставить сюда до того, как птица начнет расти, а расти она, как показали последние тесты, будет очень бурно. На всякий случай покажите, где это.

Подобно людям, все животные Зоопарка питались дрожжами с витаминными добавками. Конечно, пища особым образом обраба­тывалась и походила на привычную для каждою из пленников Зоопарка.