Большой космос

Здесь нам недостает углекислого газа для возбуждения дыхательного рефлекса.

Женщина, не без помощи Светса, надела наконец шлем.

—     Насколько я поняла, здесь пониженное содержание С02?

—     Ну конечно! Здесь десятая часть от привычного нам уровня. Птице вполне хватает, но снаружи она задохнется через несколько секунд.

—    Это я и сама знаю, — сказала Зоотехник таким тоном, будто Свете говорил о вещах хорошо известных, и ей непонятно, зачем столько распространяться об очевидном.

Зоотехник опустилась на колени рядом со спящим страусом и приступила к осмотру. Свете с интересом наблюдал за ее мани­пуляциями: пробы крови, измерение давления и пульса, реакции на гормоны и тест-препараты. Свете в основном знал технологию возврата к начальному этапу генетических мутаций животных, а частности… Сейчас его больше интересовали результаты исследо­ваний и то, что получится из страуса в результате эксперимента. Этого пока никто сказать не мог.

Такого рода попытки уже предпринимались. Через несколько клеток от страуса жил представитель вымершего вида homo habilis, «человек умелый». Он был получен путем ускоренной эволюции человекообразной обезьяны. Существо это быстро адаптировалось в мире людей и даже одно время содержалось во дворце Генерального Секретаря в качестве живой игрушки. Все шло прекрасно, пока человек-обезьяна не обозвал Гене­рального хреноголовым тираном. За такую дерзость его- сослали из высочайших покоев в Зоопарк.

Свете наблюдал за работой Зоотехника и размышлял. Подумать было о чем. Если его надежды оправдаются, возникнет масса про­блем: как кормить созданное быстрорастущее существо, ведь его метаболизм, наверное, изменится, а главное, где содержать огром­ную взрослую птицу?

Внимание Светса привлекло золотистое сияние вокруг головы женщины, занятой исследованием страуса: солнечные лучи, проникавшие сквозь стеклянные стенки клетки, играли на поверхности прозрачного шлема. Мысли его потекли по иному руслу. Неужели Ра-Шен прав, и Институт Проблем Космоса хочет поглотить их? Если это правда, то золотистый нимб — дополнительное оправдение их притязаний. Защитный шлем, технология производства мембран, да чего греха таить, многие другие новинки буквально украдены из лабораторий космической индустрии.