Большой космос

—    Это меня и остановило. У них красивые имена: Гила Монстр, Слон, Лошадь, Страус… — читала она надписи на табличках. — Горация называют Горацием лишь для того, чтобы не спутать его с Гилбертом. Но ведь никто не спутает Лошадь со Слоном. У нас только по одной особи каждого вида. Бедняжки! — Она остано­вилась около клетки с табличкой «Страус». — Вот объект нашего опыта. Знаете, я почему-то сразу подумала об этой птице, когда меня вызвали сюда.

Страус за стеклом переступил с ноги на ногу и, склонив голову на бок, рассматривал стоящих у клетки людей. Казалось, он был удивлен появлением Светса.

—     Она очень похожа на только что вылупившегося цыпленка, — продолжала Зоотехник, с умилением глядя на страуса. — Все, как у птенцов, разве что ноги великоваты. Можно подумать, они созданы для огромного тела.

Светса уже начал раздражать этот пространный монолог. Много бы он отдал за возможность раздвоиться. Его очень тянуло в Центр, ведь в проекте, который сейчас осуществляла Зеера, было много его разработок. Но совершенно необходимо находиться здесь, в Зоопарке, и выслушивать эту болтливую тетку, ведь страус его первая неудача, и нужно сделать все возможное, чтобы реабили­тировать себя.

Свете решил немного ускорить события.

—     Вам не кажется, что он неотеник?

Неотеник? Несомненно. Неотения, как вам, должно быть, известно, одно из обычных явлений в эволюции живых орга­низмов. Нам тоже присущи черты неотении. К примеру, голая кожа, в то время как все приматы покрыты волосами. Когда наши далекие предки начали охотиться, им понадобилась более совершенная система охлаждения организма. Вот так и сохра­нилась одна из черт, если так можно сказать, детскости, незрелости. Ведь у приматов дети голые. Я считаю, что большая голова у человека тоже проявление. неотении. Классический пример этого явления — аксалотль.

—    Акса… Кто?

—     Ну, саламандру вы, наверное, видели? Сначала у них есть и жабры и плавники, но по мере развития жабры отмирают, появляются легкие, а плавники превращаются в лапы. Так вот, аксалотль представляет собой жизнеспособный вид, у которого есть легкие, но жабры полностью не исчезают и могут функционировать вместо легких.