Большой космос

Неважно. Вы меня нисколько не обидели. Я привык воспринимать все с должной трезвостью и естественностью.

—     Честное слово, я не хотел вас обидеть, — горячо заверил его Гордон. — Можете не сомневаться в моем глубоком уважении к вам…

И он был искренен. Он все еще не совсем свыкся с не гуманоидом из окружения Лианны, и общение с ним представляло для Гордона определенные затруднения, но вместе с Коркханном ему довелось пережить трудные, чреватые опасностями моменты, и без его са­моотверженной помощи он вряд ли выбрался бы из почти безна­дежных ситуаций.

—    Хорошо, я готов. Идемте.

Они покинули тронный зал. По дороге в широких коридорах дворца им не встретилось ни души, так как было уже довольно поздно. Но в этой мертвой тишине, в полном безлюдье Гордон каким-то шестым чувством угадывал неясную опасность. И это ни в коей мере не являлось плодом его воображения, поскольку опас­ность, как ему казалось, таилась далеко отсюда у незнакомых, малоисследованных границ Галактики. И тот факт, что Совет со­брался в столь поздний час, чуть ли не сразу после их возвращения на Фомальгаут, свидетельствовал о серьезности и масштабности предощущаемой им опасности.

В небольшой, обшитой панелями комнате, где заседал Сонет, в который входил лишь один не гуманоид — Коркханн, к Гордону повернулись четыре лица, выражавшие широкую гамму чувств — от брезгливой неприязни до откровенной враждебности.

Лианна, занявшая место во главе стола, сдержанно приветст­вовала вошедших и представила Гордона членам Совета. Самый молодой из них, подняв густые брови, резко проговорил:

—      Есть ли насущная необходимость в его присутствии?.. Да, для нас не секрет, что вы благоволите к этому чужаку, явившемуся невесть откуда, но, Ваше Высочество, я не вижу причин…

— Простите, но я не напрашивался к вам, — прервал его Гордон.

Изучающий взгляд серых, таких дорогих глаз на миг остановился на нем, и принцесса сказала непререкаемым тоном:

—    Да, Абро, есть такая необходимость. Садитесь, Джон Гордон.

Он сел за стол, все еще возбужденный, и услышал неодобри­тельный шепот Коркханна:

—    Друг мой, не надо проявлять такую агрессивность.