Большой космос

Но преграда была очень прочной, ведь она не только защищала людей от животных, но и предохраняла самих животных от влияния окружающей среды.

Светсу вспомнилось кобальтово-синее небо, свежая зелень и прозрачный воздух доиндустриальных времен. Как это не похоже на сегодняшнее небо: бирюзовое в зените, переходящее через блед­но-зеленый и грязно-желтый цвет к желто-коричневому над гори­зонтом. Глупая тварь! Разбей она стекло, и через несколько секунд мучительных конвульсий — неизбежная смерть.

От Гилы Светса отвлек голос Ра-Шена.

Что же ему предложить? Вся эта живность, — он неоп­ределенно махнул рукой в сторону клеток с животными, — Генеральному уже надоела. Свете, а может, притащим ему жирафа?

—     Кош?

—     Или подарить ему собаку? Нет, не то. Изловить сатира. Он-то должен выглядеть совершенно необыкновенно, — размыш­лял вслух Ра-Шен. — Или лучше медведя?

Светсу совсем не улыбалось новое опасное путешествие за оче­редной экзотической тварью, и он решил рискнуть.

—     Шеф, я не понимаю, почему вы рассматриваете все так однобоко?

—     Что?

—    У Генерального Секретаря больше чем достаточно всякого зверья. И, что гораздо хуже, наши конкуренты — Институт Про­блем Космоса — тоже привозят в Зоопарк животных с других планет.

—    Хм… Я как-то об этом не подумал. Наверное, ты прав, но сейчас.нам срочно нужно что-нибудь экзотическое.

—     Вот я и говорю: существует масса экзотических вещей, ко­торые можно добыть только с помощью машины времени. И это не обязательно животные…

Можно было вызвать летающую тарелку до Центра, но Ра-Шен предпочел идти пешком, потому что это, как он сам объяснял, давало возможность хорошенько все обдумать. Свете в задумчивости шагал рядом с шефом, глядя себе под ноги. Иногда в такие минуты его посещали озарения, но сегодня что-то заело. Они дошли до огромного кубического здания Центра, а решение так и не было найдено. Свете очнулся от размышлений, почувствовав тяжелую ладонь Ра-Шена на своем плече.

—     Постой-ка, — сказал Ра-Шен, пристально глядя на что-то у подъезда Центра. — А вот и он — Генеральный, собственной персоной, к нам с визитом.