Большой космос

Он подумал, что несколько секунд ничего не изменят, и направил стволы станнеров на чудовище…

Свете лежал у стенки хронокапсулы, прижатый к ней разбу­шевавшимися центробежными силами. Капсула стремительно несла его в будущее, домой, и он с нетерпением ждал момента, когда наконец окончится это затянувшееся путешествие. Последние се­кунды невесомости, и в капсуле установилась привычная сила тяжести.

На подгибающихся ногах Свете побрел к выходу. Ра-Шен под­жидал его прямо у люка.

—     Поймал? — только и спросил он.

—    Левиафана? Нет, сэр. — Свете смотрел мимо шефа. — А где большая хронокапсула?

—    Она возвращается в замедленном режиме. Ты же продержал ее в Прошлом почти до критического момента. Ее-то мы вернем, но если там не окажется кашалота…

—    Сэр, — перебил его Свете, — я сказал только, что поймал не Левиафана.

—    А кого же ты поймал? — настаивал Ра-Шен. Чуть погодя опять спросил: — Там что, не оказалось ни одного Левиафа­на? — Еще через минуту: — Ты убил его?! Но зачем? Просто назло?

—     Нет, сэр, — спокойно ответил Свете. — Это оказалось бы самым верным решением.

Но тогда я ничего не понимаю! Ладно, Свете, разберемся позже, а сейчас прибывает большая хронокапсула.

В приемной камере машины времени появилась серо-шлубая тень.

—    Похоже, там что-то есть. Эй вы, идиоты, сейчас же включить антигравитаторы, или вы хотите, чтобы эта махина внутри сама себя раздавила?

Грузовая хронокапсула полностью материализовалась,и Ра-Шен поднял руку, давая сигнал обслуживающему персоналу. Огромные створки капсулы распахнулись, и глазам присутствующих предстало грандиозное зрелище.

Внутри, заключенное в кокон антигравитационного излучения, подобно огромной белой горе висело невиданное существо, которое свирепо уставилось на пленивших его людей единственным глазом, щелкая при этом огромными зубами. На месте второго глаза был глубокий, давно заживший рубец, а один из плавников разорван до основания. Спину животного-альбиноса покрывали рубцы и шра­мы, а вся она была утыкана какими-то толстыми деревянными палками.

—    Нельзя сказать, чтобы он был в отличном состоянии, — сказал Ра-Шен, разглядывая кашалота.