Большой космос

Уже не впервые ему приходилось бороться с этим ощущением — ив сотнях тысяч лет от мира, где он жил до этого, уже дважды пересек он эту безбрежность времени, но сам не изменился, во всем оставался Джоном Гордоном, нью­йоркцем двадцатого века.

Почему, почему он так отчаянно рисковал, когда мельчайшие частицы его тела и мозга пересекали бездну времени, чтобы вновь соединиться в далеком будущем? Он-то верил, что все это из-за женщины, в которую влюбился, пребывая в облике Зарт Арна. Но теперь он для нее лишь чужак, пришелец, и она казалась — нет, была! — недоступной. Зачем же тогда он здесь?.. Зачем?.. Его била дрожь, бросало из жара в холод, как в лихорадке. Внезапно он услышал свистящий голос:

— Как странно, Гордон! Вам неведом страх в моменты опас­ности, а сейчас вы дрожите…

В густых сумерках, разбавленных голубоватым светом лун, Кор­кханна можно было принять за человека, если бы не шорох перьев, не лицо с крючковатым  клювом, круглыми, желтыми глазами, мудрыми и спокойными.

—    Я ведь просил вас не читать мои мысли.

—     Клянусь вам, я и не думал копаться в вашем забитом всякой чушью мозгу, — виновато сказал Коркханн. — Но я не могу запретить себе ощущать ваш эмоциональный настрой. — После паузы он добавил: — Я пришел, чтобы проводить вас на заседание Совета… Меня послала Лианна.

Гордон почувствовал, как гнев и обида вновь закипают в нем.

—     Что нужно от меня Совету и Лианне? Вы ведь знаете, я совершенно не разбираюсь в происходящем, я вконец запутался. Я — примитив, реликт, не забывайте этого.

—     В какой-то мере — да, это точно, но и вы не забывайте, что Лианна не только женщина, но и принцесса, и что отношения между вами для нее не менее мучительны, чем для вас. Она в смятении, что для коронованной особы непривычно и недозволи­тельно.

—     Черт возьми! — взорвался Гордон. — Не хватало мне еще, как любовнику в отставке, выслушивать слова утешения от… от…

—     От птичьего мутанта, этакого гигантского воробья. — Кор­кханн со свойственной ему четкостью определил то, что Гордон не решался высказать вслух. — Я думаю, что это один из пернатых, распространенных на вашей Земле.