Большой космос

Ты знаешь, он сна­чала хотел бронтозавра, но просто физически невозможно послать огромную хронокапсулу так далеко в Прошлое. Естественно, мы не смогли бы удовлетворить это желание Генерального, не унич­тожив Институт…

—    Так это была ваша идея — поймать кашалота?! — возму­тился Свете.

Ха! С меня семь потов сошло, пока я уговорил его согласиться на кашалота. А они вымерли так давно, что сведений о них почти не осталось. Мне пришлось уламывать этого идиота с помощью маленькой скульптурки, найденной археологами, библейской притчи и толкового словаря. И я доказал, что кашалот и Левиафан — одно и то же существо.

—     Но ведь это не совсем так, — возразил Свете. Он читал компьютерный вариант Библии и полагал, что он существенно отличается от первоначального. — Левиафаном может быть на­звано любое животное или даже явление природы. Только оно должно быть очень большим и разрушительным. К примеру, даже неумолимо надвигающуюся тучу всепожирающей саранчи вполне допустимо окрестить Левиафаном.

—     Слава Богу, что тебя там не было! Не хватало еще демонстрировать твою эрудицию в присутствии «Генерального. Впрочем, теперь это уже не имеет значения: я уже пообещал ему самое крупное животное Земли. Разговор окончен. А во всех дошедших до нас источниках самым крупным животным называется кашалот. За сотню лет до начала Послеатомной Эры океан бороздили целые стада кашалотов. Так что тебе остается только найти подходящего, погрузить его в хронокап- сулу и доставить сюда.-

—     И все это за двадцать минут?!

Ра-Шен удивленно посмотрел на Светса.

—     Почему же…

—    Вы же сами твердили мне: если я задержу большую хронокапсулу в Прошлом больше, чем на двадцать минут, живым мне уже не вернуться. Да и от вас здесь мало что останется…

—    Подожди, я… — попытался остановить его Ра-Шен, но Свете не дал себя перебить.

—    …Весь Институт разнесет вдребезги, сравняет с землей, а потом вдобавок еще и перепашет эту землю.

—    Мы все учли, Свете! Ты отправишься в Прошлое в маленькой хронокапсуле. Потом, когда найдешь кашалота, вы­зовешь большую.