Большой космос

Возможно, все дело в насы­щенной углекислым газом атмосфере хронокапсулы, а может быть, сказалось действие яда из открытого водоема?

Очередное увеличение гравитации не застало Светса врасплох. Он опустился на ноги, а кто-то уже открывал люк снаружи. Одним прыжком Свете оказался снаружи. Но животное, визжа от нена­висти, ринулось следом, намереваясь убить своего похитителя. Двое техников полетели кувырком.

—     Снотворное-ее не берет! — удирая, бросил через плечо Свете. Смертельный натиск Лошади несколько сдерживали многочислен­ные столы с приборами и осветительные экраны, загромождавшие Центр управления, кроме того, ее опьянил непривычный воздух. Лошадь стала спотыкаться, наталкиваться на людей и механизмы. Светсу легко удавалось избегать смертоносного рога.

Но в зале нарастала паника…

—     Мы не совладали бы с ней, если б не Зеера, — говорил Ра-Шен позже. — Твоя Лошадь перевернула весь Центр, но вдруг появилась эта фригидная сучка и мгновенно укротила разбуше­вавшуюся скотину. А потом Лошадь покорно пошла за ней в клетку.

—    Вы уже отправили ее к биологам?

Ра-Шен мрачно кивнул. Угрюмость была обычным его выраже­нием — под ней он скрывал свои истинные чувства.

—    В крови Лошади мы обнаружили около пятидесяти ранее неизвестных видов бактерий и микроорганизмов. Однако нельзя сказать, что доставленный тобой экземпляр болен. Она совершенно здорова… здорова, как… в общем, необычайно вынослива. Биологи умудрились сохранить ей жизнь, да еще почти все бактерии при этом выжили. Существенное пополнение Зоопарка.

Свете осторожно сел на больничной койке. Его рука была до локтя опутана диагностическими датчиками. Вполне возможно, в Прошлом он успел нахвататься всякой заразы и теперь представлял опасность для стерильного мира 1100 года Послеатомной Эры. Он неловко поерзал, стараясь не двигать рукой и спросил:

—     Выяснили, почему не сработало снотворное?

—     Ни черта у нас не получилось, мы так ничего и не поняли. У твоей буйной скотинки просто иммунитет к наркотикам. А кон­диционер в капсуле в порядке. Запах, о котором ты говорил, — это всего лишь запах Лошади.