Большой космос

Ужас, восторг и щемящая красоту — ПОЛЕТ ЛОШАДИ.

Может быть, в древности и существовало слово для описания бега животного, но слово это исчезло вместе с Лошадью.

Лошадь, казалось, ничуть не устала, чего нельзя было сказать о ее всаднице. Девушка дернула животное за гриву, и Лошадь послушно остановилась. Свете тоже остановил глайдер и, прибли­зившись к ним, отдал камни, которые держал в руке. Потом сделал еще четыре и один протянул девушке.

Она улыбнулась, а из глаз ее от резкого встречного ветра текли слезы. Непонятно только, почему она улыбается: радуется камням или наслаждается бегом. Усталая и запыхавшаяся, стояла она, прислонившись к теплому боку Лошади, и ласково перебирала серебристо-белую гриву, а Лошадь по-прежнему недобро косила на Светса карим глазом.

Свете воспользовался коротким отдыхом, чтобы получше рас­смотреть свою спутницу. Она была небольшого роста, не выше пяти футов, худой и бледной. Бледность лица, испещренного кро­хотными отметинами от неизвестной Светсу детской болезни, хруп­кое телосложение и ощущение какой-то болезненности говорили о недостатке витаминов в питании. Держалась она удивительно ес­тественно, а счастье и радость, светившиеся на бледном личике, делали ее почти красавицей.

Когда Свете решил, что все уже достаточно отдохнули, он снова уселся на сидение глайдера и жестом предложил девушке следовать за ним дальше.

Когда они добрались наконец до хронокапсулы, мешочек с кри­сталлами корунда почти опустел. Но тут Светсу не повезло.

До сих пор его спутница относилась к нему с некоторой сим­патией. Может, ее привлекали драгоценности, беспрерывно сыпав­шиеся ей в руки, а может, и сам Свете стал ей интересен — его необычный внешний вид, рост и способность летать. Но вид хро­нокапсулы привел девушку в ужас, и Светсу стоило немалого труда удержать ее от бегства. Он не мог винить дикарку, потому что зрелище было действительно впечатляющим: с одной стороны хронокапсула выглядела просто как выпуклое зеркало, но с другой… Она рассеивалась мерцающим туманом во все стороны, охватывая расходящимся конусом света всю равнину до горизонта. Было от чего прийти в ужас безыскусному существу далекого прошлого. Свете и сам перепугался, когда впервые увидел хронокапсулу в действии.