Большой космос

Кроме того, Ра-Шен не предупреждал о существовании у Лошади оружия, которое дала ей сама природа, а на картинке в книжке Свете не видел ничего подобного. Может, позднее люди научились обезоруживать Лошадь до того, как животное становилось взрослым и опасным? Тогда Светсу следовало бы появиться здесь на несколько веков позже.

Пристальный взгляд Лошади пылал злобой. Она словно знала, что Свете боится. А может, подстрелить ее из засады? Нет, не­возможно. Девушка вряд ли обрадуется, когда ее любимица ни с того ни с сего вдруг упадет бездыханной. И уж совсем невозможно будет ей объяснить, что побудило Светса сделать это. Делать нечего: придется выполнять задание. Свете был совершенно уверен, что если не сможет завоевать доверие девушки или ей самой не удастся удержать зверя, то Лощадь непременно убьет его.

Лошадь пристально следила за каждым движением Светса, но не двигалась. Девушка, раскрыв рот от удивления, округлившимися глазами смотрела на приближающееся к ней чудо. Она что-то произнесла, явно вопросительно. «Должно быть, со стороны это выглядит забавно, — подумал Свете, изо всех сил стараясь, чтобы его улыбка выглядела дружеской и искренней. — Только бы она не убежала…»

Он знал, что выглядит весьма впечатляюще — летящий в футе над землей, в развевающейся одежде, верхом на длинной палке, с перекошенной от натужной улыбки физиономией. Девушка на­стороженно смотрела на Светса. Он был в ярде от нее, когда она вскочила на ноги и схватилась за гриву стоящей рядом Лошади.

Свете остановил глайдер и плавно опустил его на землю. Уми­ротворяюще улыбаясь, как ему казалось, достал из сумки плаз­менный пресс и очень медленно двинулся к девушке, которая, он это ясно видел, с трудом сдерживалась, чтобы не убежать.

Теперь оставалось надеяться только на кристаллы корунда, пу­зырьки с красителями и пресс. Свете сунул кристалл в гнездо пресса, добавил туда каплю оксида хрома, и в тот же миг маленький прибор стал нагреваться. Через мгновение Свете вынул из прибора кроваво-красный рубин. Взяв камень двумя пальцами, высоко под­нял его над головой. Кристалл был темно-багровым, внутри его светилась белая шестиконечная звезда.

Свете стоял, высоко подняв камень, и старался удержать улыбку на лице. «Кретин, — мысленно ругал он себя, — Ра-Шен должен был предупредить, что камень нужно охладить.