Большой космос

Это было его первое путешествие в Прошлое. Долгие изнуряющие тренировки, предшествовавшие старту, были не реальным перемещением во времени, а только моделью, создаваемой компьютером тренажера. Самый короткий временной скачок обходился Институту Темпо­ральных Исследований в несколько миллионов кредитов, и даже такая мощная организация не могла позволить себе тратить аст­рономические суммы на тренаж в условиях реальности.

Легкое головокружение, которое испытывал Свете, скорее всего результат резкой, скачкообразно меняющейся гравитации — не­приятной, но неизбежной особенности всякого перемещения во времени.

Он стоял, держась рукой за выпуклую стену хронокапсулы. Овеваемый легким ветерком, упивался чистым воздухом доинду- стриальной эпохи, напоенным незнакомыми ароматами. Свете все еще никак не мог поверить, что прибыл в давно исчезнувший мир. Он совершил это путешествие, чтобы поймать Лошадь, и отнюдь не надеялся встретить ее прямо у люка хронокапсулы.

Большая это Лошадь или маленькая? Где ее искать? Дискуссии по этому вопросу в Институте Темпоральных Исследований не дали однозначного ответа. И неудивительно: ведь единственными источниками сведений о Лошади были несколько картинок в детской книжке, доставленной из Прошлого, да еще старинные легенды о том, что Лошадь каким-то образом использовалась для перевозки людей и грузов.

Свете стоял под свинцово-серым небом рядом с хронокапсулой, глядя на простирающуюся перед ним зеленую равнину, и не сразу осознал, что уже несколько секунд прямо перед ним стоит… Лошадь. Она стояла ярдах в пятнадцати, обратив к Светсу взгляд своих больших, умных, темнокарих глаз. Она оказалась крупнее, чем ожидал Свете. В книге на картинке Лошадь была коричневой, с короткой густой гривой, а перед Свегсом стояло белоснежное жи­вотное, грива и хвост которого развевались по ветру подобно длин­ным блестящим волосам женщины. Были и другие отличия от картинки, но они уже значения не имели. Ничем иным, кроме Лошади, это животное быть не могло.

Светсу казалось, будто Лошадь разглядывает его, пытаясь понять, что это вдруг появилось перед ней и откуда. Покуда он проклинал свою непредусмотрительность — ружье-наркотизатор осталось в капсуле — Лошадь издала ранее никогда не слышанные Светсом звуки, похожие на смех, развернулась и понеслась прочь.