Большой космос

Но когда что-нибудь большое попадает на проволоку, ее отключают, понимаешь. Они могут делать это со своих сторожевых вышек. Девушку подобрали и унесли. Думаю, что она умерла от ожогов. Мы ее больше никогда не видели.

Я рассказал ей о виденном мною у ограды.

—    Но я не собираюсь бросаться на проволоку, — объяснил я. — Моя идея состоит в том, чтобы вырыть туннель.

Почувствовав, что озадачил ее, я прочел что-то вроде лекции об искусстве рыть подкопы — искусстве, которым владеют воен­нопленные. Она слушала меня внимательно и сразу подметила бросающиеся в глаза недостатки моего плана.

—    На это уйдет слишком много времени, — заметила она. — Они ведь не оставят тебя надолго в покое.

—    Но должны же быть в лесу и другие преступники, кроме меня, — возразил я.. И рассказал ей о французе. — Мне кажется, его выпустили в лес довольно давно. И мне показалось, что он знает, где прятаться.

Она склонила голову так, что лица ее почти не было видно в траве.

—   Не знаю, — сказала она тихим неуверенным голосом. — Не знаю, что с ним случилось. Я слышала рог…

—    Ну хорошо, — ответил я. — Я все-таки попытаю счастья. Главное — достать где-нибудь инструменты. Ты здесь знаешь все ходы и выходы, не то что я. Где у них здесь хранятся лопаты?

После того как я продемонстрировал столь дерзкое стремление к цели, она с энтузиазмом ухватилась за идею и начала строить планы, как и где достать все необходимое. Она заявила, что знает, где — в павильоне Кранихфельс. Тот человек, который присмат­ривал за аллеей, где находилось стрельбище, хранил в нем инст­рументы. Она знала, как туда попасть, потому что девушек, на которых охотились, держали в этом павильоне накануне развле­чения, пока к нему шла подготовка. Я предложил отправиться туда сегодня ночью и посмотреть, что там можно стянуть.

—    Нет, что ты! — воскликнула она. — Это сделаю я. Тебя же сразу узнают. А я могу проскользнуть незамеченной в сумерках. Там есть девушки-рабыни, и я вполне могу сойти за одну из них. Только помоги мне избавиться от этого дурацкого головного убора.

Части ее костюма были подогнаны таким образом, чтобы их невозможно было снять без чужой помощи — нужны были, как минимум, ножницы или нож.