Большой космос

Геррны встрепенулись, один из них выступил вперед и ответил Гордону грубовато и веско:

—    Да, я способен прочитать ваши мысли и знаю, чего вы хотите, но ничем не могу вам помочь. Возвращайтесь во дворец.

—    Нет, — не уступал Гордон. — Вы ведь преданы Нарат Тейну. И поможете нам — не ради нашего блага, не ради принцессы, а ради вашего повелителя. Ведь и ему грозит опасность. Вы, пусть лишь слегка, коснулись разума незнакомца в сером…

Геррн, бурча что-то под нос, отвернулся с недовольным видом и отдал самому молодому какое-то распоряжение. Вскоре тот снова появился, а следом за ним — Ссерк. Коркханн так и накинулся на него, призвав на помощь все свое телепатическое воздействие:

—    Син Кривер и Серый. Кто фактически верховодит?

—    Серый, — невольно выпалил Ссерк. — Граф неосознанно потакает ему, подчиняется его воле.

—    И если Нарат Тейн станет королем Фомальгаута, кто будет править в действительности?

Глаза Ссерка вспыхнули в свете звезд, но он упрямо покачал головой:

—    Нет, я вам не помощник.

—    Ссерк, — настойчиво продолжал Гордон, —сколько времени граф и Серый с сообщниками позволят царствовать Нарат Тейну? Не секрет, что принц предполагает привлечь к управлению Фомальгаутом не гуманоидов, в том числе геррнов. Но те, другие, ради чего они стремятся заполучить власть?

—    Я не в силах заглянуть так далеко, — проговорил Ссерк совсем тихо. — Но точно, не ради нас.

—    И не ради Нарат Тсйна. Он нужен тайным силам, как законный наследник, чтобы заменить неугодную им принцессу… Но подумайте, чем для него все кончится? Вы это знаете, Ссерк!

Он видел, что Ссерк дрожит от страха и волнения, и не замедлив воспользоваться ситуацией.

—    Если вы преданы ему, спасите его. — И добавил: — Вы ведь знаете, что он, простите, не всегда бывает в своем уме.

Да, но он нас любит и благоволит к нам. — Ссерк свирепо оскалился и поднял тяжелую лапу, словно готовясь опустить ее на Гордона. — Он — наш покровитель. И мы не дадим его в обиду.

—    Вот и оберегайте его здесь, на Тейне, подвластном ему и вам. Иначе он погиб.