Большой космос

—    Я уловил момент, когда Ссерк долго смотрел на Лианну, оставив незащищенным свое сознание. И принцесса рисовалась ему куклой, лишенной всякой энергии и соображения; он испытывал к ней даже сострадание, смешанное с ужасом и, как ни странно, сожалел, что она прилетела сюда.

Гордон почувствовал, как его обхватили и сдавливают щупальца страха.

—    Значит, этот, в плаще, обладает небывалой силой?

—    Я еще не сталкивался ни с чем подобным. Не знаю, что собой представляет графский «министр» и откуда он взялся, но неведомая мощь его разума более опасна, чем все наше оружие.

Он уже спускался по лестнице.

—    Пока они вынуждены соблюдать секретность. И если Горн Горва предупредит Фомальгаут, Нарат Тейн и его приспешники не осмелятся на открытые враждебные действия.

Без сомнения, мысленно согласился Гордон, но Горн Горва может также отрядить в помощь принцессе спецгруппу, доста­точно многочисленную, дабы странный незнакомец не мог полностью блокировать разум и волю всех сразу. На крейсере имеется вертолет, и подмога могла бы подоспеть через полчаса, может, даже быстрее.

Он поспешил за Коркханном. Спустившись, они через малень­кую, почти незаметную дверь вышли в ночь, в плотный мрак, в тишь, колеблемую звуками далекой оргии. Обогнув здание, подойдя к углу ярко освещенного фасада, они осторожно огляделись вокруг.

Возбужденные гости все еще сновали возле дворца. Однако их число заметно уменьшилось. Вездеход принцессы находился на прежнем месте, и шесть стражей охраняли его. Внутри виднелись силуэты водителя и офицера связи.

Гордон бросился к вездеходу. Коркханну еле удалось удержать его.

—    Слишком поздно… Их сознание…

Гордону показалось, что у входа во дворец мелькнул и исчез серый плащ. В машине связист, наклонившись к микрофону, что-то говорил.

-»- Видите, — с укором сказал Гордон, — все в порядке. Ведь главное — это контакт с кораблем.

Высвободившись из цепких когтей Коркханна, он побежал к машине, но не успел сделать и нескольких шагов, как один из стражников заметил его и угрожающе поднял оружие. Гордон от­четливо видел лица и других стражей, чем-то его удивившие и насторожившие. Он круто повернулся и вскоре укрылся за углом здания.