Большой космос

—    Будьте к нему снисходительны. Вам, наверно, любопытно, почему он прячет лицо и старается держаться в тени? О, исклю­чительно из-за крайней щепетильности и застенчивости. У них там все такие: учтивые скромники. Зато ума им не занимать!..

Он коротко приветствовал Гордона и присоединился ко все еще оживленному застолью. Гордон приметил, что Коркханн после по­явления графа и его спутника стал более озабоченным и взволно­ванным: его когти, сжимавшие кубок с вином, нервно подрагивали…

Жара и шум все усиливались. Музыканты вновь расселись в середине зала. Невероятные создания с перепончатыми, будто изо­дранными крыльями примостились возле лестницы и огласили зал гортанными повизгиванием, что, судя по всему, означало у них пение. Однако геррны заметно присмирели, и у них поубавилось буйства, еще недавно такого неукротимого. Как будто какая-то тень нависла над ними. Казалось, Ссерку и его соплеменникам уже не в радость ни песни и танцы, ни вино. Они потихоньку рассеивались по дворцу и его окрестностям… И Гордону подумалось, что это присутствие таинственного незнакомца создало в зале ося­заемо тягостную, гнетущую атмосферу. Всем было как-то зябко и неуютно, и Гордона тоже пронизывало холодом и бил озноб. Ко всему прочему, он не мог избавиться от ощущения, что этот серый дьявол, от которого так и веяло чем-то зловещим, не прекращает изучать его, каким-то образом проникая даже в душу и мысли. То же, наверно, чувствовали и другие. Вскоре вокруг пришельца образовалась все ширившаяся пустота. Он остался в полном оди­ночестве, что, судя по всему, нисколько его не смущало.

Один задиристый геррн попытался энергично атаковать дру­гого, и пролилась кровь, но это уже не вызвало прежнего ажиотажа, если не считать жидких хлопков и редких поощри­тельных выкриков.

Лианна поднялась, обронила ледяным тоном:

—    Забавляйтесь на здоровье, кузен. Не буду вам мешать. По­говорим завтра, в более подходящей обстановке.

Обрадовавшись возможности уйти вместе с принцессой, Гордон встал раньше, чем она кончила говорить. Увы! Нарат Тейн настоял на том, чтобы проводить Лианну, и Гордон, так же, как и Коркханн, вынужден был плестись за венценосными особами. Они поднялись по лестнице, проследовали по широкому коридору, куда доносились лишь отзвуки празднества.