Большой космос

Так он пролетел над Гитом, над Сердом, пересек проливы Внутреннего моря. И вот его уже увидели с Роука.

Ни в человеческой памяти, ни в легендах не сохранилось такого случая, чтобы какой-нибудь дракон посмел перелететь видимые и невидимые стены этого хорошо защищенного острова. Но этот дракон без колебаний приблизился к западному берегу Роука и, пролетев над древними полями, направился к зеленому холму, который поднимался над городом Туилом. Там он плавно наклонил свое тяжелое тело вниз, поднял могучие красные крылья и, сложив их, сел на вершину Холма Роук.

Из Большого Дома выбежали мальчики. Их ничто не могло оста­новить. Однако, несмотря на свой возраст, их учителя оказались проворнее и первыми прибыли на место происшествия. А Магистр Правил, покинувший свою Рощу, уже был там. Его светлые волосы золотом горели на солнце. С ним был и Магистр Превращений, который две ночи назад вернулся на Роук в виде огромной морской скопы, усталой и с поломанным крылом. Он попал в сети своих собственных заклинаний и не мог самостоятельно принять прежний вид. Это ему удалось, только когда он оказался в роще в ту ночь, когда равновесие было восстановлено, а сломанное соединилось. Пришел и Магистр по Вызыванию Духов, исхудалый и больной. Он встал с постели только накануне. Рядом с ним стоял Магистр При­вратник. И остальные Магистры Острова Мудрецов тоже были там.

Всадники спешились, помогая друг другу. Они огляделись с удовлетворением и некоторым удивлением. Дракон сидел непод­вижно, как камень, а они остановились рядом. Верховный Маг обратился к нему. Дракон выслушал его, слегка повернув голову. Все видели косой взгляд желтых глаз, холодный и насмешливый. Гс, кто понимал Древний Язык, услышали, как дракон сказал:

—    Я принес молодого короля в его королевство, а старого ма­га —домой.

—     Помогите мне еще немного, Калессин, — ответил Гед. — Я пока не попал туда, куда мне надо.

Он посмотрел на крыши и башни Большого Дома, освещенные чучами солнца, и чуть заметно улыбнулся. Потом Гед повернулся к Аррену. Юноша стоял рядом, высокий и стройный. От усталости, после долгого пути и множества впечатлений, он не очень твердо держался на ногах. На виду у всех Гед опустился перед ним на колени и склонил свою седую голову.