Большой космос

Снова начался прилив. И он решил отнести своего спутника на дюны. Там было посуше. Аррен почувствовал, что силы возвращаются к нему.

Он нагнулся, чтобы поднять друга. И тут дракон протянул огромную чешуйчатую лапу и почти дотронулся до Геда. На лапе было четыре когтя, а сзади шпора, как у петуха. Только эти шпоры были железные и длиной с косу.

—    Собриост, — сказал дракон.

Слова его прошелестели, как январский ветер в замерзшем

тростнике.

—    Оставь жизнь моему господину. Он спас всех нас. Но на это ушла вся его сила, а, может быть, и жизнь. Не трогай его!

Аррен говорил повелительно и яростно. Слишком долго он терпел страх. Но это надоело ему, больше он не будет бояться. Он был зол на дракона за его невероятную силу и размеры, за это не­справедливое преимущество. Аррен видел смерть, знал ее вкус, и теперь никакая опасность не имела над ним власти.

Старый дракон Калессин посмотрел на него одним длинным, жутким золотым глазом. В глубине этого глаза таилась вековая мудрость, он видел утро мира. Аррен не смотрел в глаза дракону, но чувствовал, что тот смотрит на него с затаенным весельем.

—    Ару Собриост, — сказал дракон и раздул ноздри, так что внутри вспыхнуло пламя.

Аррен подложил руку под плечо Геда, собираясь поднять его, но его остановило движение Калессина. Он почувствовал, что голова Геда слегка повернулась, услышал его голос:

—    Это означает: «Залезайте сюда».

Минуту Аррен не двигался. Это было немыслимо. Но перед ним стояла огромная- когтистая лапа, согнутая как ступенька, а над ней согнутый плечевой сустав. Над ним* выступало плечо и мышцы крыла в том месте, где оно отходило от лопатки. Четыре ступеньки, лестница. А там, между крыльями, перед первым огромным же­лезным зубцом хребтовой брони и шеей, было углубление, где вполне мог сидеть верхом человек или даже двое. Конечно, если они сошли с ума, потеряли надежду и решились на безрассудство.

—    Забирайся! — сказал Калессин на языке Созидания.

Тогда Аррен встал и помог подняться своему спутнику. Гед

держал голову прямо, и с помощью Аррена ему удалось забраться поэтим .странным ступенькам. Оба они сели верхом на шею дракона, покрытую грубой чешуей.