Большой космос

Делать было нечего. Если дракон захочет убить его, пусть убивает, а, если не убьет, Аррен постарается помочь Геду, если ему еще можно помочь. И он пвшел вдоль ручья в поисках мешков.

Дракон не шелохнулся. Он сидел без движения и наблюдал. Аррен разыскал мешки, наполнил водой из ручья обе кожаные бутыли и пошел по берегу к Геду. Не успел он отойти от ручья и на несколько шагов, как дракон исчез в тумане.

Аррен дал Геду воды, но не смог привести его в чувство. Гед лежал обессиленный и холодный, положив тяжелую голову на руку Аррена. Его темное лицо стало серым, осунулось. На щеке заметно проступил старый шрам. Даже тело Геда казалось обгоревшим и худым, как будто растаяло наполовину.

Аррен сидел на сыром песке, положив на колени голову своего друга. Мягкий туман окутывал их со всех сторон. Сверху слегка пробивался солнечный свет. Неподалеку в тумане лежал мертвый дракон Орм Эмбар, а живой дракон ждал у ручья. И где-то далеко на другом берегу Селидора лежала пустая лодка «Гляди в оба». Там на востоке шумело море. До любого острова Западной про­винции не меньше трехсот миль, а до Внутреннего моря —тысяча. Далекий путь. В Энладе любили говорить: «Далеко, как Селидор». Старые истории, сказки, которые рассказывали детям, начинались словами: «в незапамятные времена на острове, далеком, как Се­лидор, жил-был принц…»

Аррен тоже был принцем. Но старые истории начинались с принца, а эта, похоже, на нем заканчивалась.

Однако Аррен не горевал. Он только очень устал и жалел своего спутника. Но больше ничего не мог сделать.

Он подумал, что отдохнет, а потом попробует половить рыбу у берега. Утолив жажду, он почувствовал страшный голод. Их запасы пищи давно уже кончились. Остался только один кусок сухого хлеба. Его надо оставить. Если размочить хлеб в воде, может быть, удастся покормит!, Геда.

Аррен порылся в карманах, посмотрел, не найдется ли там чего-нибудь полезного. В куртке лежал твердый острый предмет. Он удивленно вытащил его из кармана. Это был маленький ка­мешек, черный, пористый и твердый. Аррен чуть было не выбросил его. Но потом потрогал острые края камешка, шершавые и оплав­ленные, почувствовал его тяжесть и понял, что это осколок камня с Гор Боли. Он застрял у Аррена в кармане, когда тот карабкался по скалам или когда полз с Гедом к краю перевала.