Большой космос

Аррен

все время старался помочь своему спутнику. В ущелье было совсем темно, поэтому приходилось идти на ощупь. Они шли с трудом. Склон стал еще круче. Уже надо было карабкаться, цепляясь за выступы. Острые шершавые камни крошились под руками, выскаль­зывали из-под ног. Они обжигали ладони, как расплавленное желе­зо: внутри горы пылал огонь. Но вокруг было темно и холодно. И чем выше они поднимались, тем холоднее становилось. Во тьму уходили черные уступы и пропасти. Позади внизу терялось во мгле царство мертвых. Впереди, наверху, на фоне звезд чернели вершины и скалы. Насколько хватало глаз, вокруг не было ни одной движу­щейся точки, кроме двух живых душ. Ни звука, ни ветерка.

Гед тяжело дышал, часто спотыкался и оступался: так сильно он устал. Когда его изодранные в кровь руки касались острых камней, он вздрагивал от боли. Аррен смотрел на его страдания, и сердце его разрывалось. Он поддерживал Геда, не давая ему упасть. Но часто проход был слишком узок для двоих. Тогда Аррену приходилось идти вперед и искать опору. Наконец на высоком склоне, устремленном .< звездам, Гед поскользнулся, упал и не смог подняться.

— Мой господин, — сказал Аррен, вставая возле него на колени, а потом позвал его по имени: —Гед!

Маг не пошевелился и не ответил.

Тогда Аррен поднял его на руки и понес вверх в гору. В конце склона виднелась плоская площадка. Аррен положил свою ношу и сам опустился рядом без сил. Все его тело болело. Надежда покинула его. Они находились на перевале между двумя черными вершинами. Дальше/пути не было. Конец площадки был краем скалы. За ним — бесконечная тьма. В черном небе неподвижно застыли маленькие звезды. Но упорство может пережить надежду. И Аррен упрямо полз вперед, пока хватало сил, к краю пропасти. Уронив голову на кром­ку, он заглянул в темноту. Внизу, совсем близко, простирался берег с янтарным песком. На него набегали, разбиваясь в пену, белые волны. За морем в золотистой дымке садилось солнце.

Собрав последние силы, Аррен опять повернулся в сторону тьмы и пошел назад. Он поднял Геда на руки и понес. Но тут силы оставили юношу, и дальше идти он не мог. Все пропало: жажда, боль, тьма, свет солнца и шум морских волн.

Аррен проснулся. Море, дюны и холмы Селидора скрывал серый туман.