Большой космос

Немного погодя он произнес, тяжело дыша:

—     Но он умер… Вы оба умерли. Вам уже не вернуться. Выхода нет. Вы в ловушке!

И он снова скрылся в темноте. Они услышали, как он повернулся и быстро пошел прочь.

—    Дайте мне света, мой господин! — крикнул Аррен.

Гед поднял посох высоко над головой, и белое сияние разорвало вековую тьму, осветив камни и разогнав тени. Они увидели высокую сутулую фигуру слепого, поспешно пытавшегося скрыться. Он уда­лялся вверх по руслу реки. Несмотря на слепоту, двигался Коб очень уверенно. Держа меч в руке, Аррен бросился следом. Гед пошел за ними.

Скоро Аррен оторвался от своего спутника. Свет стал совсем слабым. Коба заслоняли кайни, он скрывался за поворотами русла. Аррен шел на звук его шагов, чувствуя его присутствие впереди. Русло сузилось, стало круче. Аррену удалось сократить расстояние между собой и Кобом. Они пробирались вдоль крутого ущелья, заваленного камнями. Сухая Река, извиваясь между крутыми бе­регами, приближалась к истоку. Русло все больше сужалось. Камни гремели у них под ногами, выскальзывали из-под рук, потому что приходилось карабкаться. Аррен почувствовал, что берега сходятся. Он сделал усилие, резко бросился вперед и схватил Коба за руку. Коб остановился. Впереди виднелось небольшое углубление. Воз­можно, когда-то это был пруд. Вокруг него валялись камни и шлак. В большой каменной глыбе чернела дыра —исток Сухой Реки.

Коб не пытался вырваться. Он стоял неподвижно. На его без­глазое лицо снова падал свет от посоха Геда, который успел за это время догнать их. Он повернулся к Аррену.

—     Вот это место, — произнес он, и на его губах появилось подобие улыбки.

—     Вот место, которое вы ищете. Видите? Там вы можете воз­родиться. Вам надо только идти за мной. Вы станете бессмертными, и мы вместе будем королями.

Аррен смотрел на этот сухой темный источник, источник пыли, место, куда вползала душа умершего и возрождалась снова. Зрелище было отвратительным. С трудом сдерживая подступившую тошноту, он хрипло произнес:

—     Ее надо закрыть!

—    Она будет закрыта, — сказал Гед, подходя.

Его руки и лицо ярко светились.