Большой космос

Но ее нельзя заполнить. Все песни на земле, все звезды на небе не могут заполнить твою пустоту.

В голосе Геда послышались металлические нотки. Слепой от­шатнулся от него. Он поднял лицо, и его осветил слабый свет звезд. Казалось, он плачет. Но слез не было и глаз тоже. Он открывал и закрывал свой черный искривленный рот. Но слова не шли, только стон. Наконец, он произнес одно слово, с трудом выдавив его из себя. Это было слово «жизнь».

—     Я бы дал тебе жизнь, если бы мог, Коб. Но я не могу. Ты умер. Но я могу дать тебе смерть.

—     Нет! — пронзительно закричал слепой, а потом уже тише. — Нет, нет!

Он упал на землю и зарыдал, хотя его щеки оставались сухими, как русло реки, по которой текла лишь тьма.

—     Ты не можешь. Никто не может освободить меня. Я открыл дверь между мирами и не могу ее закрыть. Ее уже никогда не закроют. Она притягивает, притягивает меня. Я должен идти туда. Я должен выходить в эту дверь и вновь возвращаться сюда, в пыль, холод и тишину. Она тянет и тянет меня. Я не могу уйти от нее. Я не могу закрыть ее. В конце концов она втянет в себя весь свет на земле. Все реки станут похожими на Сухую Реку. Нет на свете силы, которая могла бы закрыть дверь, открытую мной!

Странно звучала эта смесь отчаяния и злобы, ужаса и тщеславия.

Гед коротко спросил:

—     Где она?

—     Вон там. Недалеко. Вы можете подойти. Но вы ничего не сможете сделать. Вам не удастся закрыть ее. Даже если ты по­тратишь на это все свои силы, этого будет недостаточно. Нет такого колдовства, которое могло бы закрыть дверь.

—     Возможно, — сказал Гед. — Но ты потерял надежду, а мы пока нет. Отведи нас туда.

Слепой поднял лицо, на котором боролись страх и ненависть. Ненависть победила.

—     Не отведу.

Тогда Аррен шагнул вперед и сказал:

—    Отведешь.

Слепой стоял неподвижно. Холодное молчание и темнота царства мертвых поглощали их слова.

—     Кто ты?

—     Мое имя Лебаннен.

Гед спросил:

—     Ты, кто называет себя королем, разве ты не знаешь, кто перед тобой?

Коб снова не ответил.