Большой космос

Нарат Тейн наклонился к Лианне, сказал ей что-то, но Гордон смог услышать только ее ответ:

—    Я прибыла сюда, чтобы достичь соглашения с вами, и не покину Тейн, пока не достигну его. Все остальное не имеет значения.

Нарат Тейн нагнул голову с насмешливо-притворной покор­ностью. В этот вечер он, словно напоказ, вырядился в крик- ливо-зеленые одежды, перетянув непокорные волосы тонким золотым обручем.

Танцоры меж тем достигли апогея в своем неистовстве, после чего замерли в полной тишине. Нарат Тейн встал, держа в руках два штофа с вином. Он что-то прокричал на диалекте, с характерными свистящими звуками. Красные существа цере­монно поклонились и проскользнули к столу, чтобы взять в качестве поощрения сосуды с вином. Со всех сторон неслись аплодисменты, выкрики, восторженные восклицания.

Гордон воспользовался шумом, чтобы спросить у Коркханна:

—     Где сейчас корабли Нарата и его воины?

—    На другой стороне планеты имеется космопорт. Между Мараллом и другими мирами процветает оживленная торговля. Это сделало Нарата Тейна богатым и весьма могущественным. И он…

Внезапно все в зале замолчали. Все слышнее становился далекий рокот межзвездного корабля, приближавшегося к Тейну. Гордон увидел, как напряглась Лианна, да и его собственные нервы, ка­залось, вот-вот лопнут, как туго натянутые струны.

—    Хе! — с ухмылкой воскликнул Нарат. — Кажется, еще гости. Вот так все: то пусто, то густо!

Он продолжал на местном гортанном наречии, часто прерывая себя смехом и ударами кулака по столу. Геррн-богатырь, удосто­енный чести носить Нарата на себе, прыгнул от двери в центр зала. Его представили Гордону: «Наш любимец Ссерк». Он оказался вождем местного племени геррнов и правой рукой Нарат Тейна. «Кентавр» медленно прошелся по кругу, совершая принятый здесь ритуал: воздевая руки-лапы и потрясая зажатыми в них кинжалами.

Окружившие Ссерка геррны подбадривали его громкими гортанными возгласами с соблюдением четкого ритма. Нарат Тейн уселся в кресло, расслабился, самодовольно посматривая на Лианну.

—     Как я вам говорил, — шепнул Коркханн Гордону, — у него наверняка немало союзников и сторонников.

Гордон с досадой процедил: