Большой космос

Горизонта они не видели. Видно было только то, что находилось совсем рядом. Все остальное скрывала тьма. Но впереди них было пространство, где не светили звезды. И земля под этим беззвездным пространством была неровной, зубчатой, с подъемами и спусками, как горный хребет. Когда они подошли ближе, картина стала яснее. Они смогли разглядеть высокие вершины, не тронутые ни ветром, ни дождем. На этих черных вершинах не лежал снег. Их вид поверг Аррена в отчаяние.

Он отвернулся. Он узнал эти горы. Они притягивали его взгляд. И всякий раз, когда Аррен смотрел на них, он чувствовал в груди ледяной холод. Мужество покидало его. Но он продолжал идти вниз, к подножью гор. Наконец, он сказал:

—     Господин Верховный Маг, что…

Он указал на горы. Говорить он не мог: в горле пересохло.

—     Это граница жизни, — ответил Гед, — так же, как и каменная стена. Они называются Горы Боли. Через эти горы ведет дорога. Мертвым туда запрещается ходить. Она не длинная. Но это дорога горечи.

—     Как хочется пить, — сказал Аррен.

И Гед ответил:

—    Здесь пьют пыль.

Они пошли дальше.

Аррену показалось, что его спутник замедлил шаг и иногда колеблется. Сам он не чувствовал больше сомнений, хотя очень устал. Надо спускаться вниз, надо идти. И они шли.

Иногда на их пути встречались другие города мертвых. Темные углы крыш чернели на фоне звезд, вечно стоящих в небе на одном и том же месте. За городами снова тянулись пустынные равнины. Гам ничего не росло. Как только они выходили из города, его поглощала тьма. Ни впереди, ни позади ничего не было видно, кроме гор, которые все приближались, возвышаясь над ними. Справа но прежнему уходил вниз, в темноту, черный склон горы. Сколько времени они уже спускаются? С тех пор, как перешагнули через каменную стену.

—    А что там? — прошептал Аррен.

Ему очень хотелось услышать звук человеческого голоса. Маг покачал головой:

—    Я не знаю. Может быть, это дорога в никуда.

В том направлении, куда они шли, спуск становился менее крутым. Земля под ногами скрипела, как будто они шли по пеплу. Но они продолжали идти вперед. Аррен уже не думал о возвра­щении, о том, как отсюда выбраться.