Большой космос

Они подошли ближе, и Аррен увидел, что ветхие стены сложены из огромных костей. Сначала он подумал, что это кости кита, но потом заметил белые треугольники с краями, острыми, как ножи, и понял, что это кости дракона.

Они подошли к хижине. Сквозь щели между костями виднелось переливающееся на солнце море. Перемычкой двери служила бер­цовая кость длиной больше человеческого роста. На ней стоял человеческий череп, уставившийся пустыми глазницами на холмы Селидора.

Увидев череп, они остановились. В эту минуту из двери вышел человек. На нем были древние доспехи из позолоченной бронзы. В доспехах зияли дыры, как от ударов топором. На поясе болтались украшенные драгоценными камнями пустые ножны. Лицо его с изогнутыми черными бровями и тонким носом было суровым. Тем­ные проницательные глаза смотрели грустно. На его руках, шее, на боку зияли страшные раны. Они уже не кровоточили, но это были смертельные раны. Он стоял неподвижно, глядя прямо на них.

Гед сделал один шаг в его сторону. Стоя так лицом друг к другу, они были чем-то похожи.

—     Ты Эррет-Акбе, — сказал Гед.

Человек не отрываясь смотрел на него. Он кивнул, но не сказал ни слова.

—    Даже тебе, даже тебе приходится выполнять его приказания!

В голосе Геда слышался гнев.

—    О, мой господин, самый лучший и смелый из нас, отдохни, ты заслужил покой!

Гед поднял руки, потом широко развел, опустил их. Он произнес тс же самые слова, что говорил, обращаясь к толпе мертвецов. На мгновение в воздухе застыл широкий светящийся след от его рук. Когда свечение исчезло, исчез и человек. На том месте, где он стоял, лишь белел песок, освещенный ослепительным солнцем.

Гед ударил по костям посохом, дом рассыпался и пропал. Ничего не осталось, кроме одного огромного ребра, торчавшего из песка.

Он повернулся к Орму Эмбару.

—    Здесь, брм Эмбар? Здесь это место?

Дракон открыл рот и громко зашипел.

—    Значит, здесь, на самом дальнем берегу на свете. Хорошо!

Затем, держа свой черный тисовый посох в левой руке, Гед

широко развел руки и начал говорить слова заклинания. Он говорил на языке Созидания, но Аррен, наконец, понял его смысл, как все, кто его слышал, ибо он имеет власть над всеми.