Большой космос

Не­сколько человек медленно направились к нему.

Он посмотрел на них, потом на Солпи, а затем повернулся к ним спиной, нагнулся и подобрал еще одну сухую ветку, хотя руки его дрожали. Он добавил эту ветку к своей охапке, поднял еще одну ветку и еще одну. Потом Аррен выпрямился и обернулся. В долине никого не было. Только трава шевелилась, освещенная красным светом. Он вернулся к Геду, положил на з1емлю охапку хвороста, но не рассказал о том, что видел.

Аррен спал урывками. Всю ночь в туманной мгле этого острова, где не жила ни одна живая душа, просыпаясь, он слышал поблизости шепот душ умерших людей. Но он усилием воли заставлял себя не слушать и снова засыпал.

Они проснулись поздно, когда солнце было уже довольно высоко над холмами. Оно вырвалось из тумана и освещало холодную землю. Когда они завтракали, в небе появился дракон и стал кружиться над ними. Из его пасти вырывалось пламя, а из красных ноздрей —дым и искры. В этом страшном пламени, как мечи из слоновой кости, блестели зубы. Но он ничего не сказал, хотя Гед приветствовал его и крикнул на его языке:

—    Ты нашел его, Орм Эмбар?

Дракон откинул назад голову, странно выгнул тело, загребая воздух острыми когтями. Потом он быстро полетел на запад, по пути оглядываясь.

Гед схватил посох и ударил им о землю.

—    Он не может говорить, — сказал он. — Он не может говорить! У него отняли речь. Теперь он просто гадюка, бессловесный червяк.

Его мудрость угаснет. Но он может показать нам дорогу. Скорее за ним!

Забросив на плечо свои легкие мешки, путешественники пошли через холмы на запад, вслед за Ормом Эмбаром.

Они прошли около восьми миль, не сбавляя шага. Теперь море виднелось с обеих сторон. Они двигались вдоль длинной гряды холмов, иногда пересекая извилистые ручьи, поросшие тростником, которые бежали к морю. Это был самый западный мыс на Архи­пелаге, конец земли.

Орм Эмбар, согнувшись, сидел на белом песке, низко пригнув голову, как сердитая кошка. При каждом вздохе из его ноздрей вырывался огонь. Неподалеку, между ним и морем, стояло белое сооружение, наподобие хижины, сложенное из выбеленных морем бревен. Но на этом берегу не могло быть бревен. Здесь не росли деревья. Поблизости не было ни одного острова.