Большой космос

В Калтуеле я видел, как жители убивали на жертвенном камне ребенка. А в Ингате я видел, как горожане забивали колдуна камнями. Как ты думаешь, Гед, они съедят ребен­ка? А колдун возродится из мертвых? И будет ли он бросать камни в своих сограждан?» Сначала я думал, он смеется надо мной. Но он сказал: «Все потеряло смысл. На земле есть дыра, и туда вытекает море. Мы останемся на сухой земле. Мы не будем разговаривать и не будем умирать». Тогда я понял, что он хотел мне сказать.

А вот Аррен этого не понял. Более того, он сильно встревожился. Ведь Ястреб, повторяя слова дракона, назвал себя своим настоящим именем. В этом не было никакого сомненйя. Это вызвало в памяти Аррена неприятные воспоминания о несчастной женщине с Лорба нери, которая выкрикнула: «Меня зовут Акарен!» Если ослабевают волшебные силы, смолкает музыка, речь, исчезает доверие между людьми, если ими овладевает страх и безумие, если даже драконы лишились разума и теперь пожирают друг друга, если все это так, то как же его господину удастся избежать этого?

А Ястреб сидел согнувшись, ужинал хлебом с копченой рыбой и совсем не выглядел сильным. У него были седые, обожженные огнем волосы, маленькие руки и усталое лицо.

И все же дракон боялся его.

—     Что тебя тревожит, друг мой?

Ястребу можно сказать только правду.

—     Господин Верховный Маг, вы назвали свое имя.

—     Да, верно. Я забыл, что не сделал этого раньше. Тебе по­надобится мое настоящее имя, если мы пойдем туда, куда мы должны пойти.

Не переставая жевать, он посмотрел на Аррена.

—     А ты подумал, что я стал уже совсем плох и выболтал свое имя, как глупый старик, у которого не осталось ни ума, ни чести? Нет, мой мальчик, такое время еще не пришло!

—     Конечно, нет, — сказал Аррен.

Он окончательно смутился и замолчал. Аррен очень устал: день оказался длинным и полным впечатлений от встреч с драконами. Впереди сгущалась тьма.

—     Аррен, — сказал маг, — нет, Лебаннен, там, куда мы едем, не спрячешься. Там всех называют их настоящими именами.

—     Но мертвым нельзя причинять вреда, — мрачно сказал Аррен.

—     Но ведь не только там, в царстве мертвых, люди зовутся своими собственными именами.