Большой космос

Похоже, последнее время травы мои никого не лечат. Я произношу слова заклинаний, а толку никакого.

—    То же самое вчера говорил Магистр Заклинаний. Он оста­новился в середине песни, которой учил нас, и сказал: «Я не понимаю смысла этой песни». И он вышел из комнаты. Некоторые мальчики засмеялись, но я чувствовал себя так, словно пол уходит у меня из-под ног.

Магистр Травник посмртрел на умное грубоватое лицо мальчика, а потом на безжизненно застывший профиль Магистра по Вызы­ванию Духов.

—    Он вернется к нам, — сказал Магистр Травник. — Песни не будут забыты.

Но в эту ночь Роук покинул Магистр Превращений. Никто не заметил, как он это сделал. Он спал в комнате, окна которой выхо­дили в сад. Утром окно оказалось открытым, а его самого в комнате не было. Все решили, что он до неузнаваемости изменил свою внеш­ность, используя свои способности. Может быть, он превратился в птицу или зверя, или даже в туман или ветер. Не было такой формы или вещества, которые были бы ему недоступны. И гак он покинул Роук, может быть, в поисках Верховного Мага. Волшебник, изменя­ющий свою внешность, может попасть в сети своих собственных заклинаний, если его подведет мастерство или сила воли. Те, кто это знал, волновались о магистре, но ничего не говорили о своих страхах.

Теперь в Совете Мудрецов не хватало трех Магистров. Шли дни, но от Верховного Мага не было никаких известий. Магистр по Вы­зыванию Духов лежал, как мертвый. Магистр Превращений не воз­вращался. В Большом доме повеяло холодом и мраком. Мальчики перешептывались. Некоторые из них подумывали о том, чтобы ос­тавить Роук. Здесь они не получали знаний, за которыми приехали.

—     Может быть, — сказал один из них, — нас обманывали с самого начала насчет тайных способностей и волшебной силы. Из всех Магистров только Магистр Фокусник по-прежнему показывает свои чудеса. Но мы-то хорошо знаем, что это всею лишь оптический обман. А остальные прячутся, отказываются что-либо делать, по­тому что все их таинства разоблачили.

Другой мальчик сказал:

—    А что такое волшебство? Не что иное, как способность фо­кусничать. Разве оно спасло от смерти хотя бы одного человека или продлило кому-нибудь жизнь?