Большой космос

Огромный камень, совер­шенно не пострадавший от удара об пол, лежал под столом в пыли и мусоре.

Магистр по Вызыванию Духов протянул вперед руку, как слепой, и схватил за руку своего собеседника. Он тяжело вздохнул. Потом выпрямился, слегка опираясь на руку магистра Превращений, и неуверенно сказал, пытаясь изобразить на своем лице улыбку:

—     Я больше не буду подзадоривать вас, господин Магистр.

—     Что вы увидели, Торион?

—     Я видел фонтаны. Я видел, как вода ушл^ в землю. Я видел, как ручьи высохли, а их берега осыпались. И дно было все черное и сухое. Вы видели море до Сотворения мира, а я видел то… что осталось… после гибели Архипелага.

Он нервно провел языком по пересохшим губам и сказал:

—     Жаль, что здесь нет Верховного Мага.

—     Жаль, что нас нет с ним.

—     Где он? Где его искать?

Магистр по Вызыванию Духов посмотрел в окно, за которым виднелось ясное голубое небо.

—     Никакое послание не найдет его. Он не услышит, если мы позовем его. Он там, где вы видели пустынное место. Он направ­ляется туда, где высыхают ручьи. Он там, где не действует наше искусство… Хотя, впрочем, существуют заклинания, которые дойдут до него, что-нибудь из Учения Пална.

—     Но ведь это заклинания, с помощью которых вызывают мер­твых.

—    А некоторые из них, наоборот, отправляют живущих на тот

свет.

—    Но вы же не думаете, что он мертв?

—     Я думаю, он движется по направлению к смерти. Его влечет туда. Как, впрочем, и всех нас. Наши силы и способности покидают нас. Уходят надежда и удача. Ручьи пересыхают.

Некоторое время Магистр Превращений встревоженно смотрел на своего собеседника.

—     Не пытайтесь связаться с ним, Торион, — наконец произнес он. -г- Он знал, на что идет, задолго до того, как мы это узнали. Для него мир все равно, что этот Камень Шелиота: он смотрит вокруг и видит, как обстоят дела и как они должны обстоять… Мы не можем помочь ему. Великие заклинания стали очень опасны. И наиболее опасное из них —Заклинание Пална, о котором вы говорили.