Большой космос

Ни­когда не стать ему волшебником.

Конечно, наступит время, когда он сможет и даже должен будет надеть корону своего отца, когда он станет Правителем Энлада. Но сейчас это не имело почти никакого значения. И сам его дом тоже казался маленьким забытым местечком. И это не было предательст­вом. Наоборот, его верность стала сильнее, просто теперь у него появились новые важные обязанности. Он познал свою слатость и ею научился измерять свою силу. Он был уверен в себе. Только зачем ему сила, если нет у него волшебного дара, если ему нечего предложить своему господину, кроме верной службы и любви? Но будет ли этого достаточно там, куда они идут?

Ястреб только сказал:

—     Чтобы увидеть свет свечи, надо отнести ее в темное место.

Аррен пытался утешить себя этим, но это ему не особенно уда­валось.

На следующее утро, когда они проснулись, воздух вокруг был серым, и вода тоже серая. Над мачтой светилось голубое, как опал, небо: туман лежал низко. Для северян, как Аррен из Энлада и Ястреб с Гонта, туман был приятен, как старый друг. Он мягко окутывал лодку. Поэтому видимость была плохая. Но они чувство­вали себя так, как будто после долгих недель пребывания на откры­том пространстве, освещенном солнцем и обдуваемом ветрами, они, наконец, вернулись в знакомую комнату. Здешний климат был по­хож на климат их островов, так как они находились примерно на широте Роука.

В семистах милях к востоку от окутанных туманом вод, по кото­рым двигалась «Гляди в оба», в листьях деревьев Вечной Рощи играл ясный солнечный свет. Солнце ярко освещало гладкую зеленую вер­шину холма Роук и высокую черепичную крышу Большого Дома.

Одна из комнат южной башни называлась мастерской волшебни­ков. Она была завалена ретортами и перегонными кубами, пузатыми бутылями и бутылочками с кривым горлышком. Были там печи с толстыми стенами и крошечные нагревательные лампы, щипцы, раз­дувальные, мехи, подставки, клещи, пилки, трубки, тысячи коробо­чек и флаконов, закупоренные кувшины с надписями на хардийском языке или с какими-то таинственными рунами и другие принадлеж­ности для алхимии, дутья стекла, очистки металла и знахарства. И в этой комнате, среди многочисленных столов и скамеек стояли Магистр Превращений и Магистр по Вызыванию Духов.