Большой космос

В своей чистоте и смелости, неискушенности и преданности ты —мой проводник —ребенок, которого я посылаю во тьму перед собой. Я иду по следам твоего страха. Ты думал, что я плохо поступаю по отношению к тебе. Но ты еще не знаешь, на­сколько плохо. Я пользуюсь твоей дружбой, как свечой. Она сгорает, освещая ступени. Но мы должны идти дальше. Мы должны идти дальше. Мы должны идти до конца. Мы должны добраться до места, где пересыхают источники, до места, куда тебя гонит страх.

—    А где оно, господин Верховный Маг?

—    Я не знаю.

—    Я не могу вас туда отвести. Но я пойду с вами.

Взгляд мага был мрачен и загадочен.

—    Но если я снова подведу вас и предам вас…

—    Я верю тебе, потомок Морреда.

Оба замолчали.

Над их головами на фоне голубого южного неба легко раска­чивались высокие резные идолы. У них были тела дельфинов, сложенные крылья чайки и человеческие лица с широко раскрытыми глазами, сделанными из раковин.

Ястреб тяжело поднялся на ноги. Он еще не оправился от раны.

—    Устал я сидеть на одном месте, — сказал он. — Скоро рас­толстею от безделья.

Он зашагал взад-вперед вдоль плота. Аррен присоединился к нему. Так они ходили и беседовали. Аррен рассказал Ястребу, как проводит время на плотах, с кем подружился. Ястребу не терпелось начать действовать, но он был еще очень слаб и быстро уставал. Он наклонился над девочкой, ткавшей нилгу на станке за домом Великих, и попросил ее позвать вождя, а затем вернулся под навес. Вскоре пришел вождь и почтительно приветствовал Ястреба. Маг ответил так же почтительно. И все трое уселись под навесом на ковры из шкур пятнистых тюленей.

—     Я думал, — медленно и учтиво начал вождь, — о том, что ты мне рассказал. О том, как люди думают, что после смерти смогут вернуться назад в свои тела и, стремясь к этому, забывают о поклонении богам, перестают следить за собой и сходят с ума. Это большое зло и большая глупость. Но я также подумал, при чем здесь мы? У нас нет ничего общего с другими людьми, с их островами и обычаями, с их удачами и неудачами. Мы живем на море, и наша жизнь принадлежит морю. Мы не надеемся сохранить свою жизнь навечно, но и не спешим с ней расстаться.