Большой космос

Я даже не пытался ею управлять. Вам было больно. А я ничего не делал, чтобы помочь вам. Я видел остров… я видед остров, но даже не попытался повернуть лодку…

—     Успокойся, друг мой, — твердо сказал маг, и Аррен послушал­ся. — Расскажи мне, о чем ты думал в то время, — добавил он, помолчав.

—     Ни о чем, господин Верховный Маг, ни о чем! Я думал, что бесполезно что-либо делать. Я думал, что ваша волшебная сила пропала. Нет, я думал, что ее и не было никогда. Что вы меня обманули.

На лице Аррена выступил пот, голос срывался, но он продолжал:

—    Я боялся вас. Я боялся смерти. Я боялся даже смотреть на вас. Я думал, что вы умираете. Я ни о чем не мог думать, кроме того, что для меня тоже есть способ умереть, что я должен найти его. Все это время жизнь уходила из меня, как кровь из вашей раны. Все шло к этому. И я ничего не делал, ничего, только пытался спрятаться от страха смерти.

Он остановился. Произносить вслух правду о том, что произошло, было невыносимо. Но остановил его не стыд, а страх, тот же самый страх. Теперь он понял, почему эта спокойная жизнь на море под солнцем на плотах казалась ему сном или загробной жизнью. Пото­му что в душе он понимал, что настоящая жизнь пуста. В ней нет ни тепла, ни красок, ни звуков —в ней нет смысла. В жизни нет ни высоты, ни глубины. Вся эта прекрасная игра формы, света и красок на море и в глазах людей не более, чем обман зрения.

Они исчезнут. И останется лишь бесформенная и холодная дей­ствительность. И больше ничего.

Ястреб смотрел на него. А Аррен опустил глаза, не в силах выдержать его взгляд. Но неожиданно в нем заговорил слабый голос мужества или, может быть, насмешки над самим собой. Он был дерзкий и безжалостный. Голос говорил: «Трус! Трус! Неужели и сейчас струсишь?»

Невероятным усилием воли Аррен заставил себя поднять глаза и встретить взгляд Ястреба.

Ястреб крепко пожал руку Аррену. Их взгляды и руки встре­тились.

—    Лебаннен, — сказал он.

Ястреб никогда не называл Аррена его настоящим именем. И Аррен никогда не говорил Ястребу своего настоящего имени.

—    Лебаннен, это закон жизни. Она полна опасностей. И у нее нет конца. Чтобы услышать слово, нужна тишина.