Большой космос

Они женились очень рано. Синий Краб, мальчик с татуировкой, и хорошенькая девочка, Альбатрос, были мужем и женой, хотя ему было семнадцать лет, а ей на два года меньше. Между плотами заключалось много таких браков. По плотам ползало и топало множество малышей. Они были привязаны за длинные постромки к четырем столбам центрального дома. Днем они прятались от зноя под навесом и спали там кучей. Старшие дети ухаживали за младшими. Мужчины и женщины делали всю работу сообща. Все по очереди собирали огромные водоросли нилгу с коричневыми листьями. Эти водоросли с бахромой как у папоротника достигали восьмидесяти или ста футов в длину. Все вместе сбивали нилгу в ткань, плели из грубых волокон канаты и сети, ловили и сушили рыбу, вырезали инструменты из китового зуба и делали другую работу на плотах. Но у них всегда находилось время поплавать или поговорить. Ведь работу не надо было делать к определенному часу. Да и часов-то никаких не было: только дни и ночи. После нескольких таких дней и ночей Аррену показалось, что он живет на плоту уже целую вечность, Оубхол ему приснился. И все, что было раньше, — это тоже полузабытые сны. В какой-то другой жизни он жил на суше и был принцем Энлада.

Наконец Аррена позвали на плот вождя. Ястреб внимательно посмотрел на него и сказал:

—     Вот теперь ты похож на того Аррена, которого я увидел во дворе у фонтана, загорелого и гладкого, как золотистая нерпа. Похоже, ты здесь прижился.

—    Да, господин.

—    Но где же мы все-таки находимся? Все острова остались позади. Мы уплыли за край карты… Я когда-то давно слышал истории о людях на плотах, но думал, что это просто легенды Южной провинции, вымысел. Однако этот вымысел спас нас. Нашу жизнь сохранил миф.

Он говорил, улыбаясь, и как будто радовался беззаботной и бесконечной жизни под летним солнышком. Но лицо его осунулось, а в глазах застыла легкая грусть. Аррен заметил это.

—    Я предал… — сказал он. — Я предал вашу веру в меня.

—    Почему, Аррен?

—    Там, у Оубхола. В тот момент я был вам нужен, как никогда. Вы были ранены и нуждались в моей помощи. А я ничего не сделал. Лодка плыла сама по себе.