Большой космос

По тому, как женщина подавала воду, он понял, что для жителей плотов это сокровище, пользующееся большим почетом. Он с благоговением выпил воду и больше не просил, хотя мог бы выпить десять таких чашек.

Плечо Ястреба было искусно забинтовано. Он спал глубоким здоровым сном. Проснувшись, Ястреб открыл глаза. Взгляд его был ясен. Он посмотрел на Аррена и улыбнулся своей доброй и веселой улыбкой, которая всегда выглядела неожиданной на его суровом лице. Аррену снова захотелось заплакать. Он молча положил ладонь на руку Ястреба.

Подошел один из жителей и сел на корточки под соседним навесом. Это сооружение представляло собой что-то наподобие хра­ма. Над дверью красовался необыкновенно сложный узор. А дверные косякл были сделаны из бревен, вырезанных в виде серых китов. Как и другие, этот человек был строен и невелик ростом. Фигурой он напоминал мальчика, но мужественные черты его лица говорили о зрелом возрасте. На нем ничего не было, кроме набедренной повязки, но во всем его облике чувствовалось достоинство.

—     Ему надо спать, — сказал человек.

Аррен отошел от Ястреба и приблизился к незнакомцу.

—    Ты вождь этого народа, — сказал Аррен, по виду почувст­вовав, что перед ним знатный человек.

—    Да, — кратко подтвердил человек.

Аррен стоял перед ним прямо и неподвижно. На минуту они встретились глазами.

—    Ты тоже вождь, — заметил человек.

—    Да, — ответил Аррен.

Ему очень хотелось узнать, как житель плота догадался об этом, но он сдержался.

—     Но я служу моему господину.

Аррен указал в ту сторону, где лежал Ястреб. Вождь Людей плотов что-то сказал, но Аррен ничего не понял. Некоторые слова так изменялись, что их невозможно было узнать, а, может быть, он просто не знал каких-то названий.

Тогда вождь спросил:

—    Зачем вы приехали в Балтран?

—     Мы искали…

Но Аррен не знал, можно ли говорить об их планах постороннему. Все, что произошло, цель их путешествия, — все это казалось таким далеким. У него в голове все перемешалось. Наконец, он сказал:

—    Мы приехали на Оубхол. Но когда причаливали, они напали на нас. Мой господин был ранен.        •