Большой космос

Все обитатели заселенных, но разобщенных миров — не гуманоиды. — Он указал пальцем-когтем на одну из звезд, выделявшуюся на темном фоне своим красновато-желтым1: цветом: — Это Маралл, и на Тейне, планете этой системы, нахо­дится резиденция принца Нарата.

Гордон усмехнулся:

—    Странное место облюбовал наследник трона.

До недавнего времени он был лишь шестым среди претен­дентов. Родился же он на Тейне, и страсть к интригам у него в крови. Ею отца после очередного заговора отправили в ссылку за несколько лет до рождения Лианны.

—    А почему у не гуманоидов он более популярен, чем Лианна?

—    Он провел среди них всю свою жизнь. Он думает, как они, склонен поступать, как они, и, вероятно, он им даже ближе, чем я. Не гуманоиды разнолики, Гордон, как разнообразны эволюцион­ные процессы в звездных системах, откуда они вышли. Иные не­обычны и внешне безобразны до такой степени, что общения с ними избегают не только люди, но и другие не гуманоиды. Нарат же одинаково благоволит ко всем. Это странный человек и, по- моему, не слишком уравновешенный, с непредсказуемыми поступ­ками и реакциями. — Встопорщенные перья Коркханна выдали его волнение. — Лучше бы Лианна послушалась вас, и к черту протокол! Но она отчаянно смела и не пугается в ситуациях, в каких обычных людей охватывает страх. В этом она похожа на своего отца, не отступавшего перед опасностями. Ее кузен пробудил в ней гнев, и она полна решимости положить конец его наглости и вероломству.

Гордон покачал головой:

—     Боюсь, она терпела его слишком долго.

—    Так или иначе, но теперь уже поздно поворачивать назад, — резюмировал Коркханн.

Пока красноватая звезда все увеличивалась на экранах, мер­цающая точка превращалась в ослепительный диск. Лианна избегала любой возможности остаться с Гордоном с глазу на глаз. Лишь изредка он ловил ее отстраненный и, казалось, сосредоточенный на чем-то взгляд. Во всем остальном ее отношение к нему оставалось корректным, благожелательным и внешне даже теплым. Но он понимал, какая пропасть их разделяет. И не спешил ее преодолеть.

Крейсер — после плавного торможения — произвел посадку на Тейне, второй из пяти планет системы Маралл.