Большой космос

Над ними, затемняя западную часть неба, со­брались лиловые и желтые тучи.

—     Там, — сказал человек, указывая на огромный плот недалеко от лодки «Гляди в оба».

—    Он жив?

Все посмотрели на Аррена и, наконец, один понял.

—     Жив. Он жив.

Услышав это, Аррен расплакался. Сухие беззвучные рыдания сотрясали его. Один из мужчин узкой и сильной рукой взял Аррена за запястье и повел на плот, к которому была крепко привязана «Гляди в оба». Этот плот был такой огромный и устойчивый, что он даже не наклонился, принимая на себя их вес. Человек провел Лррена через плот, двое других зацепили соседний плот тяжелой острогой с загнутым акульим зубом на конце и притянули его поближе, так что с одного плота на другой можно было перешагнуть. Гам Аррена провели под навес, с трех сторон завешенный плете­ными циновками.

—    Ложись, — сказали ему, и больше Аррен ничего не помнил.

Он, вытянувшись, лежал на спине и смотрел на грубое зеленое

полотно навеса в крошечных точках света. Он представил себе, что находится в яблоневых садах Семермина, где принцы Энлада обычно проводят лето. Это на холмах за Берилой. И он лежит в густой траве в Семирмине, глядя сквозь ветви на солнечный свет.

Через некоторое время Аррен услышал плеск и почувствовал толчки воды под плотом. Где-то поблизости раздавались высокие голоса. Жители плотов говорили на хардийском языке Архипелага. Но некоторые звуки и интонации отличались, поэтому их речь по­нимать было трудно. Теперь Аррен понял, где находится: за преде­лами Архипелага, за пределами Провинции, за всеми островами. Он потерялся среди просторов открытого моря. Но это его не тревожило. Лежать было приятно и удобно, как будто он был у себя дома, в саду.

Вскоре Аррен решил, что пора вставать. Он заметил, что сильно похудел. Кожа обгорела на солнце. Ноги немного дрожали, но ходить он мог. Он оттолкнул плетеную циновку, служившую стеной, и вышел наружу. Пока он спал, прошел дождь. Огромные бревна, из которых был сколочен плот, гладкие, обтесанные с четырех сторон, плотно прилегали друг к другу. Щели были тщательно законопачены. Сейчас бревна блестели от влаги. Мокрые волосы худых полуголых людей свисали темными прядями.